10.07.2012

Здравствуйте, дорогая редакция «Рыбак Рыбака»!

Мне 14 лет, рыбачу только третий год. В прошлом году стал юным корреспондентом нашей местной газеты и детской те­лестудии ТИН-ТВ. В газете я веду рыболовную рубрику, также туда отправляют свои рыболовные заметки наши рыболовы. Этим летом мне посчастливилось испытать свое рыболов­ное счастье в теплом Азовском море. О специфике лов­ли в кубанских лиманах я и хотел рассказать.

С АЗОВСКИХ ЛИМАНОВ ВОЗВРАТЯСЬ…

НАДЕЖДЫ НЕ ОПРАВДАЛИСЬ

Теплое Азовское море с давних вре­мен славится своими рыбными запасами. И когда я в июне поехал туда отдыхать, решил, что без улова не останусь. Однако мои надежды не слишком оправдались.

Рано утром, взяв удочку, я отпра­вился на рыбалку. О наживке можно бы­ло не беспокоиться: она была буквально под ногами. Прямо в морском песке я на­брал маленьких почти бесцветных азов­ских креветок. У кромки прибоя приме­тил местного жителя с удочкой. Попро­сив разрешения, пристроился ловить ря­дом с ним. Он ловко вытаскивал бычков и складывал их в банку. Анатолий – так зва­ли нового знакомого – показал мне одну хитрость в оснастке: грузило должно сто­ять прямо у крючка, а не на расстоянии от него, как при обычной ловле. Вскоре и мне стала попадаться таранька – морская плотва. Но какая… И у Анатолия, и у ме­ня рыба была размером не больше ладош­ки. Оказалось, что еще в 90-е годы почти всю рыбу Азовского моря выцедили бра­коньеры. Сети ставились не только на та­рань и камбалу, но и на осетровых. Поч­ти полностью исчезли белуга, осетр, ста­ли редкостью многочисленные когда-то пеленгас и рыбец.

Короче говоря, за два часа рыбалки я вытащил всего пять тараней и одного бычка размером с мизинец, Анатолий – 11 бычков и 4 тараньки.

 

КАНАЛ И ГАДЮКИ

К морю с удочкой я решил больше не ходить. Но были еще запасные варианты – рыбалка на канале рядом с нашей ста­ницей Голубицкой и на лиманах. В до­ме, где мы остановились, я познакомил­ся с дядей Колей – заядлым рыбаком из Мурманской области. Он поделился сво­им рыбацким опытом, однако меня уди­вил его вопрос: чем карась отличается от карпа? Оказалось, что рыба, обитающая в наших краях, ему незнакома: на Севе­ре есть только плотва, окунь и щука и ис­конные обитатели Кольского полуостро­ва – сиг, голец, семга, хариус. Дядя Коля предложил съездить вместе на канал. Что мы и сделали уже на следующее утро.

   Первая же поклевка наполнила энту­зиазмом: уверенный уход поплавка в во­ду – и у меня в руках первый трофей ве­сом около 300 граммов. Белоглазка! Этот дальний родственник леща в наших водо­емах почти не встречается. Пока я любо­вался рыбой, заиграла вершинка фидера. В садок отправился карасик чуть мень­ше 200 граммов. После седьмого карася клев как отрезало. Вода просто кипела от всплесков рыбы, а клева нет! Пробовал дальний заброс – ничего. Я стоял на не­большой бетонной плите, выполнявшей роль рыболовного мостка. Решил ловить вплотную к нему – и не прогадал. Первые две поклевки принесли красноперок раз­мером с ладошку. В третий раз поплавок неожиданно резко ушел под воду, и в мо­их руках оказался белый кубанский ка­рась, явно больше 300 грамм. Потом вы­тащил его брата-близнеца. Я искал карася на глубине, а он оказался буквально под ногами! В итоге за три часа поймал около шести килограммов рыбы, но только пол­тора килограмма взял с собой для ухи – остальную рыбу отпустил дорастать.

   Отдельная проблема – змеи. «За все 55 лет своей жизни я не видел столько змей, сколько здесь за одну рыбалку», – признался дядя Коля. В 30-градусную жа­ру в ведре рыбу не сохранишь, поэтому улов мы держали в садке, погруженном в воду. Сначала гадюки только атакова­ли его, но когда я начинал шуметь, тут же прятались. Однако более мелкая тварь все-таки залезла в садок, придушила двух самых больших карасей и застряла вну­три. Я открыл крышку садка, и змея, дер­жа карася за хвост, попыталась выбрать­ся, но вместе с добычей это оказалось ей не под силу. Бросив рыбу, гадюка про­шмыгнула под корягу. Придушенных ка­расей пришлось оставить около этой но­ры, как дань чешуйчатой разбойнице.

   Как бы то ни было, эта рыбалка дала очень ценный опыт не только ловли рыбы в новых условиях, но и общения с ядови­тыми змеями.

 

ЛИМАННАЯ ТАРАНЬ

   Но самые яркие впечатления оста­вила рыбалка с лодки на самом большом азовском лимане – Ахтанизовском. Лиман – это мелководный залив (глубина не пре­вышает 1,5 метра), образовавшийся в ме­сте впадения реки в море. Ахтанизовский лиман является пресноводным: двести лет назад казаки вручную прорыли канал от реки Кубани до Ахтанизовского лима­на, чтобы опреснить его, поскольку боль­ше питьевой воды в тех краях не было.

   Для рыбалки мы наняли небольшую лодку с мотором. Пронеслись мимо план­тации великолепных лотосов и в считан­ные минуты добрались до заветного ме­ста. Я ловил на две удочки: поплавочную и фидер. С первых забросов начал выта­скивать подлещиков. Они были неболь­шими, но радовали жадной хваткой. По­том вершинка фидера мелко-мелко за­дрожала, я сделал подсечку, и на крюч­ке заполошно заходила крупная рыба. «Ого!» – воскликнул наш проводник Ев­гений. Я поднял рыбу в лодку. Оказалось, что это таранька весом около полукило­грамма устроила такой спектакль. Тарань является очень хорошим бойцом, поэто­му поймать ее не так-то просто.

   Рыбачили мы около двух часов. За это время я вытащил два десятка крупных подлещиков, четыре тарани и пару густе­рок. В общем, рыбалка на лимане оказа­лась не столь добычливой, как на канале, но был и плюс – не донимали змеи.

 

ДОМАШНИЕ РАДОСТИ

   Вернувшись домой, в Туймазы, мы с дедом решили попытать счастья на нашей Усенке. И вот мы уже у любимого омута. Рядом сидел местный пастух. Он посето­вал, что рыба не берет с самого утра: «Зря только время потеряете». Но мы решили остаться. Тут-то и пригодился опыт ловли на Голубицком канале. Пока я готовил фи­дер и поплавочную удочку, дед уже выта­щил первого карасика. Я закинул фидер, а на поплавок начал тягать уклейку. Потом в воде заметил голавлей. Шесть 200-грам­мовых красавчиков не устояли перед мо­ей оснасткой и отправились в садок. По­ка я возился с голавлями, у деда на удоч­ку клюнул кто-то большой. Мы аккурат­но вытащили на берег крупного, как сна­чала казалось, голавля. Но это был не го­лавль. Подуст! В наших реках это очень редкая рыба, так что многие, даже быва­лые, рыбаки ни разу не видели подуста. После взвешивания он был отпущен в род­ную стихию с пожеланием больше не по­падаться. Подуст потянул на 567 граммов.

   Пока возились с «важным» гостем, мой фидер просто издергался от поклев­ки. Оказалось, что на крючке все это вре­мя сидел здоровенный для Усенки карась весом 513 граммов.

   В тот день деду попался еще и карп под килограмм, а я вытащил три десятка неплохих ельцов и голавликов. Всего же за день мы поймали трех крупных, боль­ше полкило, рыб и множество ельчиков и голавликов. Вот тебе и бесклевье! Секрет прост. Одна из самых главных ошибок ры­баков в летний период – использование слишком толстых лесок. В оснастке всегда должен присутствовать поводок не толще 0,15 мм и не короче 20 см. Правильно по­добранная оснастка – залог успеха.

 

   Опыт ловли на море помог правиль­но подобрать оснастку и способ ловли в наших водах. И еще. Мне показалось, что последствия массового истребления ры­бы в Азовском море научили местных жи­телей относиться к своим рыбным запа­сам более бережно. На водоемах я не уви­дел ни одного электроудочника или бра­коньера с пауком или сетями. Сети, ко­нечно, ставят, но рыбу ловят только для еды. Всем нужно учиться относиться к природе также бережно.