04.09.2012

Ребята – это команда из че­тырех человек, отправив­шихся на Полярный Урал:

Сергей Жавберт, более из­вестный в некоторых кругах как Терминатор;

Виктор Гордов, широко из­вестный в тех же кругах как Vicont;

Андрей Шалыгин, более из­вестный, но в узких кругах, как Shall.

И ваш покорный слуга, пре­вратившийся на время по­хода из Злой@ в безобидно­го оленя.

Пэдаратато – это озеро, ко­нечная цель нашего маршру­та. Пэдара в переводе с ненецко­го означает лес, лесной. Почему именно Пэдаратато? Название показалось загадочным. А если серьезно, то просто решили, что это озеро будет нашей конечной целью. Решили – и все. Должна же быть цель, не слоняться же нам по байдарацкой тундре бесцельно.

   А чтобы путь до загадочного озера не был простым, мы при­думали себе целое путешествие. Добираемся на вездеходе до Ма­лого Щучьего озера, там прогу­ливаемся до ледника МГУ, сплав­ляемся на катамаране по реке Малая Щучья до ее впадения в Большую Щучью, поднимаемся по ней до озера Большое Щучье, проходим по нему до точки, от­куда запланировали идти на Пэ­даратато, и, как дембельский ак­корд, поход на это самое озеро с посещением по пути еще одного озера, не побоюсь этого слова, Орангъеганлор.

   Малое Щучье озеро встре­тило нас радугой и в тот же день одарило красивейшим гольцом на 3,7 кг. Правда, десять лет на­зад тому же Виконту попался на этом озере еще более красивый голец. Тогда рыба позарилась на колебалку, сейчас – на вертушку.

   Был еще один крупный го­лец, взявший на большой каст­мастер, но Терминатор не смог с ним совладать, и рыбе удалось обрезать плетенку о камни. Вы­вод: не мелочиться с приманка­ми и не давать гольцу свободы при вываживании.

 

   Посещение ледника МГУ прошло гладко. Получилось 8 км в горку, но ледник растаял, и вместо него нам открылось озе­ро, но рыбы в нем, скорее всего, пока еще нет.

   Не было рыбы и в Малом Щучьем. Вернее, рыба была, но ее никто не смог поймать. Го­лец лишь изредка выходил за приманкой и совсем уж редко тыкал ее носом. Нависла угро­за остаться без ухи, но мне все- таки удалось подобрать к рыбе ключик и поймать пять хвостов на ужин. Пусть рыбы и неболь­шие, но от этого не менее цен­ные для меня. Так как мой экс­перимент, так сказать, ноу-хау, сработал на ура.

Видя, что голец хоть изредка, но проявляет интерес к приман­кам, в особенности к колебалкам, я поставил Williams Ice Jig, золо­то с серебром, длиной 57 мм и ве­сом 7 грамм. Блесна медленно то­нет, планируя в толще воды, в про­зрачной воде рыбе ее видно изда­лека, а самое главное, стиль про­водки – жесткий твитч. Никаких медленных проводок с паузой, ко­торые лишь заставляли гольца за­интересоваться приманкой. Твит­чинг колебалкой провоцировал рыбу на атаку. За час я поймал пять рыб, хотя за день мы вчетве­ром поймали всего одного гольца.

Вечером мы поймали еще и двух хариусов, которых в озере вроде как и быть не должно.

Ночью был ураган, катама­ран, привязанный на берегу к камню, парил над землей, ветру удалось даже сломать одну из дуг нашей ветроустойчивой палат­ки, но палатка все-таки устояла.

Устояли и мы после «сплава» по М. Щучьей до Б. Щучьей, но лучше бы нас унесло ночью ура­ганом. Воды не было, и мы фак­тически тащили кат по острым камням все 13 км. Нелегкое де­ло, скажу я вам.

Большое Щучье, до которого мы, как бурлаки, протащили наш кат вверх по реке, тоже встрети­ло нас радугой. Только вот голь­ца большого не подарило, вооб­ще никакого не подарило, пред­ложив взамен грибы и ягоды.

На следующий день, собрав трехдневный запас продуктов и оставив катамаран на Большом Щучьем, мы двинулись пешком к конечной точке нашего марш­рута. Зайцы, бегающие в распад­ке ручья, вытекающего из озера Орангъеганлор, не спешили рети­роваться при нашем появлении. Понимали, что ружей у нас собой нет. Хариусы в этом озере тоже не были осторожны, но наличие у нас блесен «Сильвер Крик» оценили слишком поздно. Терминатор тут же принес двух зачетных рыб, еще по одной поймали мы с Виконтом.

   Донесли рыбу до водоразде­ла между бассейнами Щучьей и Байдараты и, остановившись на привал, приготовили отменную ушицу.

 

   До конечной точки оста­валось совсем немного, и каж­дый пройденный километр да­вался все тяжелее. Наконец на горизонте появилось озеро, но, судя по навигатору, не то, что мы ожидали увидеть. Термина­тор дошел до него первым и, по­ка мы его догнали, успел пой­мать на этом безымянном озе­ре несколько зачетных хариу­сов. Присоединившись к нему, мы убедились в том, что хариу­са тут просто море, и я так и на­звал эту точку в своем GPS.

Рыба ловилась на все. На большие колебалки и на малень­кие вертушки, и даже воблеры Izumi, которые я взял с целью по­ловить гольца, хариус атаковал не раздумывая. Правда, на твит­чинг не реагировал и атаковал воблеры на медленной проводке.

   До Пэдаратато оставалось всего ничего, но уходить с этого места не хотелось.

 

   Пэдаратато радугой нас не встретило, но в воздухе была разлита необыкновенная тиши­на и умиротворенность. Если на обоих Щучьих почти всегда ду­ет ветер, то на Пэдератато был штиль и было видно, как мальки какой-то рыбы танцуют на по­верхности воды.

   Мальки оказались моло­дью гольца, за которой актив­но охотился хариус. Пэдарата­то оказалось аквариумом, где молодь набиралась сил и веса, а взрослые производили есте­ственный отбор, пожирая сла­бейших. Мы же принялись вы­являть слабейших – или глу­пейших? – среди взрослых. Ха­риуса тут было не меньше, чем на соседнем озере, но на вобле­ры он брать отказывался, зато отлично откликался на вертуш­ки и на мух.

   Я же не оставлял надеж­ды поймать гольца и прицепил серебряно-золотой «Вильямс». Твитчинг, освоенный мною на Щучьем, гольца не принес, но, экспериментируя с паузами и увеличивая их, я стал с успехом ловить хариуса.

   Глубина в месте нашей лов­ли была порядка 15 метров. Я решил вместо твитчинга прове­рить джиговую проводку. Долго планирующая после заброса ко­лебалка производила на хариу­са магическое действие. Он ата­ковал приманку на падении. Да еще с таким ударом, что чуть не выбивал из рук спиннинг. Если блесне все же удавалось достичь дна, то я поднимал ее пятью-шестью обо­ротами катушки и снова отпускал в сво­бодное падение. Уда­ры не заставляли себя долго ждать.

Одним таким уда­ром какой-то особо хитрый хариус, а мо­жет, и голец, сумел расстегнуть карабин, и на следующей под­мотке столь дорогая моему сердцу блесна ушла в свое последнее свобод­ное падение. Озеро взяло с ме­ня налог за изъятую у него рыбу, но я не в обиде. Хариус отлично брал и на другие колебалки, та­кие, например, как моя люби­мая Little Cleo, и даже китайская GT-Bio не оставляла его равно­душным.

   А вот гольца на Пэдаратато мы так и не поймали. Видно, ха­риус вытеснил его из озера.

 

   Дорога назад всегда почему-то быстрее и короче. У нас оставалось еще полдня, чтобы поискать гольца на Боль­шом Щучьем, но как-то не осо­бо верилось в успех. Но Тер­минатор таки поймал в этот последний вечер одного не­большого гольчика, и это ста­ло окончательной точкой в на­шем путешествии. Впереди нас ждал долгий путь домой, воспо­минания и надежда вернуться в эти края снова.