17.04.2013


Конечно, и открывать, и закры­вать сезон хочется удачной рыбал­кой. Как правило, так и бывает, по­тому что и в начале, и в конце зимы рыба клюет хорошо, поэтому если пролетаешь, то, как говорится, по собственному желанию. Однако этой весной все сложилось необыч­но грустно: уже начался апрель, а по информации со всех подмосковных водоемов – всюду еще глухо.

Прикидываю варианты. С лещом нужно не связываться, его надо еще най­ти, собрать, удержать, а у меня на рыбал­ку всего один день. Ехать с жерлицами – надо знать куда, а без машины выбор очень ограничен. Ко всему прочему воз­ня с живцом. Опять же на однодневной рыбалке с жерлицами очень многое за­висит от того, повезет – не повезет, шан­сы на успех пятьдесят на пятьдесят.

   Как нередко бывает, вариантов много, а выбрать нечего. Решаю от­правиться просто побродить с балан­сиром. Удовольствия больше, чем от жерлиц, а шансы на успех примерно те же. Вторая проблема – куда поехать? На любом водохранилище, чтобы най­ти рыбу, нужно пройти по льду не один километр, но дело даже не в этом, а в том, что талой воды еще мало – значит, подо льдом если и не замор, то кисло­родное голодание точно, так что хищ­нику не до жиру, главное дотянуть до появления промоин. Можно поехать ловить на Оку, на сильное течение, где с кислородом все нормально, но в апреле это уже опасно. Лед растаять не мог, а вот течение уже поработало, так что вполне можно провалиться даже на прочном с виду льду. Остается только знакомое озеро, соединенное с Окой протокой. Там и лед еще прочный, и благодаря близости окских струй с кис­лородом проблем нет.

   Быстро собираю ящик: удочка, ко­робка с балансирами, термос с чаем, бу­терброды, бур под мышку – и в путь, на железнодорожную станцию Курского на­правления.

В отличие от меня электричка ни­куда особо не торопилась и распахива­ла свои двери на каждой станции. Наро­ду было много, в основном спали, но на подъезде к Серпухову все оживились и как-то дружно рассосались. Но вот и моя станция, тут мне нужно было преодо­леть крутую насыпь, затем крутой подъ­ем к озеру. Передо мной встал вечный во­прос: где клюет рыба и куда идти?

Можно было, конечно, никуда и не идти, а остаться в заливе, недалеко от платформы. Так и обратную электричку не проморгаешь, и без окуней точно не останешься. Вариант хороший, только одно но: как я знал по прежнему опыту, окунь здесь держит мерный, но эта мера – мизинец. Более привлекательный вари­ант – отправиться в свободный поиск по знакомым местам или примкнуть к «ры­боловной стае», которая целенаправлен­но двигалась в сторону протоки, соеди­няющей озеро с Окой. Выбрал последнее.

Однако моих сил хватило лишь на половину пути. Отдышавшись, понял, что гонки сейчас совершенно ни к чему, поэтому стоит попытать счастья в бли­жайшем омутке, который, как я помнил, находился рядом с островком.

Бросаю ящик и расчехляю бур ме­трах в тридцати от берега. Начинаю при­вычную разведку места, лунки пробу­риваю через каждые три-пять метров и промеряю их самодельным глубомером. На первый взгляд, нет смысла сверлить лунки так часто, но дело в том, что не­редко все решает микрорельеф: ямки, бугорки, коряжки, мимо которых очень просто проскочить. Сверлить тяжело, но другого выхода нет.

Рельеф оказался обычный, без каких-либо сюрпризов. Рыбе явно не за что зацепиться, за исключением одной ямки, которая немного разнообразила ровное 7-метровое корыто. Старое пра­вило гласит: ищи рыбу не в центре ямы, а на склонах. По этой причине обуриваю ее со всех сторон, вычищаю шумовкой лунки, чтобы крошки льда не мешали проводке балансира. По поводу «белого пятна» на дне – оно появляется из-за све­та, поступающего в лунку, и якобы отпу­гивает рыбу – я не беспокоюсь. Оно, воз­можно, как-то и влияет на клев, но лишь на небольшой глубине, метров до трех- четырех, но никак не на семи метрах.

Первым делом – контрольный об­лов лунок. Ставлю самый маленький ба­лансир из всех, что у меня с собой. Я че­ловек не суеверный, но все же замечал, что если сразу же хоть что-то поймаешь, то и дальше все сложится удачно. Глав­ный специалист по этой части у меня ядовито-зеленый балансир неизвестной родословной. Одна проводка, вторая, ко­роткий подброс – и на льду оказывает­ся стограммовый окушок. Все, приман­ку можно менять. По какой-то причине ее очень любит мелкая рыба, но более- менее приличные экземпляры абсолют­но игнорируют. На всякий случай прове­ряю с тем же балансиром еще одну лун­ку. Хотя и не сразу, но отозвался окушок немного покрупнее, а затем тишина. Как ни старался, как ни растягивал и ни уменьшал паузы – все без толку. «Види­мо, мелкие окуни кончились, а крупные на него не реагируют», – подумал я.

Но ведь я приехал, чтобы поймать что-то крупное и закончить сезон ес­ли и не трофейным хищником, так хотя бы достойным. С этой мыслью я достал коробку с приманками и вместо самого маленького балансира привязал самый крупный. Это был Tasapaino от Kuusamo.

   Как я не раз уже замечал, окушки хватают мелкие балансиры почти при любой проводке, но лучше всего при ко­ротких взмахах. Когда ловишь серьез­ную рыбу на крупные приманки, все иначе. Проводка в этом случае должна быть четкая: подъем, сброс, пауза. Соб­ственно, судак может клюнуть в любой момент, но чаще всего он берет или на сбросе, или на паузе. По какой-то причи­не он любит, чтобы сбросы были корот­кие, максимум десять, а лучше пять сан­тиметров, а вот пауза должна быть дол­гой – уверяют, что и до тридцати секунд, но я обычно более десяти не делаю, не хватает терпения.

   Воодушевленный мечтой о поим­ке крупного судака, начинаю тщательно обрабатывать лунки. Одна, вторая, тре­тья… Как-то незаметно весь мой ритм сбивается, и я начинаю делать паузы то совсем короткие, то, наоборот, длинные. В какой-то момент, когда я уже поду­мывал, что пора сверлить новые лунки, ощущаю четкий удар в руку. От неожи­данности я дернулся, даже не сразу сооб­разив, что это такое, рука сама сработа­ла. Быстро поняв, что это пусть и не тро­фей, но вполне достойный экземпляр, осторожно подвожу рыбу к лунке. Судак широко раскрыл жабры, и его голова во­шла в лунку от 110-го бура впритык. Од­нако, на глаз килограмма на полтора. Не зря старался!

   Перехожу к следующей лунке, вре­мени до обратной электрички остает­ся совсем немного. Опускаю все тот же балансир, первая проводка, вторая, тре­тья… Подумал, что все, пора сворачи­ваться, но нет: стоило на секунду от­влечься, посмотреть на часы, как тут же рука почувствовала резкий удар. Выва­живаю. Хоть и немного меньше перво­го, но все равно полторашка есть. Теперь можно не спешить и не волноваться. Это уж точно последний судак сезона.



Мы в Google+