21.11.2013

У ташкентских любителей спиннинговой ловли немало знаковых мест рыбал­ки, и одно из них – плотина через Сырдарью ниже железнодорожного моста. В прошедшее лето съездить на нее удалось всего один раз, причем поездка оказалась не самой удачной. Однако половить жерехов и судаков у плотины хотя бы раз за сезон – это почти традиция. Поэтому, несмотря на пессими­стичные прогнозы относительно улова, прохладным осенним утром наша по­стоянная компания выдвинулась в сторону этого гидросооружения.

Приехали на рассвете, накачали лод­ки и переправились на традиционное на­ше место – большой песчаный остров, на­мытый рекой во время весенних и зим­них паводков. Увы, почувствовать себя робинзонами не удалось: рядом с тихим заливчиком между островом и плотиной уже стояла палатка, а неподалеку распо­ложились два рыболова-доночника. Они, очевидно, не скучали. Время от времени на донках звенели колокольчики, и изда­ли было видно, что рыболовы вытаскива­ли каких-то серебристых рыбешек, ско­рее всего плотву.

 

Впрочем, нам доночники не конку­ренты, так как жерех в этом заливчике ес­ли и попадается, то мелкий. Зачетных эк­земпляров всегда больше привлекали бы­стрые струи на сливах через промоины в плотине. Собираю снасть и быстро на­правляюсь к одному из таких сливов, пе­рескакивая с камня на камень и форсируя струящиеся между ними ручьи. Вода уже ледяная, однако на это почти не обращаю внимания – ведь где-то там, в бурлящем пенном потоке меня поджидает заветный трофей! Сто раз пожалел, что забыл взять забродные сапоги.

 

Забрасываю воблерок в прижима­ющуюся к каменистому берегу струю – именно в этом месте чаще всего клева­ли хорошие жерехи, судаки и сомята. Как раз здесь в былые времена брали такие хищники, что не выдерживала и очень прочная снасть, и, кажется, на этой струе я когда-то давным-давно поймал самого крупного в своей жизни жереха под четы­ре килограмма.

 

Воблерок в струе то вынырива­ет, то заглубляется, каждое мгновение жду удара… Увы, ударов нет. Ни на этой струе, ни на более сильной – добрался до нее опять-таки по колено в холодной воде. Нет хищников и выше плотины, где они временами охотятся на относи­тельно слабом течении между космами водорослей, поднимающимися со дна причудливыми змеями. И вообще нет никаких признаков, что хищник охо­тится. Ни буруна, ни удара, ни хотя бы слабого всплеска. Пассивность хищни­ка можно было бы списать на похолода­ние, но для середины осени пока очень тепло, погода почти летняя. Ничего не поймали и оба моих товарища, ловив­шие на сливах невдалеке от меня.

 

Стало припекать, собрались поза­втракать. И вдруг видим еще одну рыбо­ловную компанию, направляющуюся на надувной лодке к нашему острову. Сре­ди пассажиров этого плавсредства вижу знакомого спиннингиста, подхожу пого­ворить о рыболовных новостях. Оказа­лось, что в отличие от нас они в послед­ний месяц приезжали не раз, ловили на самой мощной струе и вполне довольны успехами: попадались неплохие судаки, поймали и несколько жерехов за два ки­лограмма, но берут такие ближе к вечер­ней зорьке… Ну ничего себе! А у нас сло­жилось впечатление, что возле плотины рыбы нет!

 

     Порадовал своих коллег приятной новостью, но поскольку до вечера бы­ло далеко, решил попробовать поло­вить в тихом заливчике слева от остро­ва. Заливчик довольно приличный, дли­ной метров пятьсот и шириной около сотни, с плотины в него вливается не­сколько небольших струй. Заметное те­чение чувствуется только возле сливов, дальше вода практически неподвиж­ная, возле берега и на отмелях остров­ки водорослей. Но первое впечатление о заливчике как о карасином «болотце» обманчиво: временами в него заходят стаи приличного жереха, летом возле водорослей изредка проплывают солид­ные змееголовы, а со дна на джиг попа­даются даже судачки.

 

     Начинаю ловлю возле перво­го слива. Посылаю тяжеленький DUO Spearhead Ryuki 50Sметров за трид­цать, туда, где струи закручиваются в небольшие водовороты и затихают. Дожидаюсь, пока приманка достигнет дна, и начинаю вести ее плавными по­тяжками с паузами. На второй или тре­тьей паузе чувствую ударчик. Быстро вываживаю рыбку – воблером соблаз­нился аральский жерешок с ярко-крас­ными плавниками. Жерешок неболь­шой, граммов двести, таких «хищни­ков» мы, конечно, отпускаем. Однако сам факт его поимки вселяет надежду, что где-то поблизости могут гулять и его «родители».

 

     Продолжаю облавливать акваторию вокруг места поимки первого хищника. Удары следуют через заброс, попадают­ся жерешки в пределах 100–200 грамм – похоже, что мелочь полностью оккупи­ровала эту струю. Если рядом и есть бо­лее приличные экземпляры, то приманка до них никак дойти не может и достается этой вот мелюзге.

 

     Ловля мелочи – занятие нескучное, но мы все-таки приехали за другой рыбой. В надежде поймать крупняка начинаю экс­периментировать: меняю приманки, глу­бины, облавливаю разные сектора, про­бую разные проводки. Укрупнение при­манки отбило желание ее атаковать у мелких жерешат, но крупные хищники тоже не спешили ее схватить. Пытаюсь ловить ближе к середине залива, на тихой воде, на глубине – ни одного удара, даже мелочь попадаться перестала.

 

     Делаю заброс прямо под тот берег, туда, где переваливающаяся через пло­тину струя бьет в рассыпанные под бере­гом гранитные булыжники. И тут же, пря­мо на выбросе, в полуметре от уреза воды воблерок хватает кто-то более увесистый. Рыба упрямо тянет в глубину, на быструю струю, но жерех попался небольшой, что- то в районе килограмма, и вскоре он ока­зался на берегу. Настроение поднялось: наконец-то попалась более-менее при­личная рыба. Делаю несколько забросов вдоль берега – опять удар. На этот раз со­противление намного сильнее, хочется даже выкрикнуть соответствующее си­туации: «Подсак!», хотя я знаю, что это­го рыболовного аксессуара у нас сегод­ня с собой нет. С трудом подвожу рыби­ну почти к ногам. Увы, совсем небольшой жерешок попался, вдвое меньше преды­дущего, но умудрился забагриться где-то у хвоста и сопротивлялся как двухкило­граммовый!

 

     Стало понятно, что более-менее зачетные жерехи охотятся близ бере­га, хотя не было ни ударов, ни хотя бы громких всплесков. А объект охоты – совсем мелкие мальки неизвестного вида, целыми стаями шарахающиеся в теплой воде среди затопленных ветвей прибрежного бурьяна. Для подтверж­дения догадки направляюсь к проти­воположному берегу заливчика, где те­чение заметно слабее, а затопленного бурьяна намного больше. Близ самого берега хваток нет, но как только вобле­рок попал в прогальчик между курти­нами ветвей, окутанных прядями во­дорослей, тут же последовал хлесткий удар. Жерех попался меньше килограм­ма, но не намного. Несколько забросов – и еще один такой же. Мои товарищи там же вслед за мной поймали несколь­ко неплохих жерешат.

 

     Близился вечер, пора было попробо­вать половить на более сильной струе, ку­да, по рассказам знатоков местной ры­балки, выходит на вечернюю охоту круп­ный жерех. Перебираюсь на слив, ловлю и на быстром течении, и в более тихих местах. Замечаю, что какой-то хищник начал охотиться: то тут, то там буруны – веером разлетаются шемайки и плотвич­ки, и отнюдь не мелочь. Не один десяток забросов – блесны, воблеры, раттлины, силикон. И ничто из этого ассортимен­та хищников не соблазняет. Метал при­манки часа два – и ни одного удара. Хоть плачь! И мои товарищи ни одного жереха больше не поймали. А завсегдатаи – пой­мали! Далековато было, и я не разглядел, что именно им попалось, жерех или су­дак, но видел, что рыбина была крупная. И по берегу с криками они носились, и подсаком махали, и с вываживанием воз­ились довольно долго.

 

     Рыбалка у сырдарьинской плотины у наших спиннингистов сродни ритуалу. Бывает, что и ловится так себе, но каж­дый хоть раз-другой за сезон там обяза­тельно половит. Вот и мы: поймали не­много, но выездом довольны. Немного завидуем нашим более удачливым кол­легам, но и отдаем им должное – смог­ли ведь подобрать ключик к несговорчи­вому сырдарьинскому хищнику. А нам в этот раз не повезло, хотя и ловим у плоти­ны многие годы. Реабилитация – следую­щей осенью.



Мы в Google+