19.06.2014

Отпуск пролетел-промелькнул неза­метно, прошелестел листками ка­лендаря. Остается последний день, надо провести его с пользой. Итак, поехали!

Цель:

– пруд в деревне Романцево.

Объект:

– карась. Миссия: с удовольствием провести последний день отпуска.

«Вооружение»:

– легкое: удилище 4 метра с прово­дочной катушкой, поводок 0,1 мм, крючок Kamatsu № 12;

– среднее: удилище 4,5 метра с бе­зынерционкой и скользящим по­плавком, оборудованное для даль­него заброса, поводок 0,12 мм, крючок Kamatsu № 12;

– тяжелое: две донки (мини-теле­скопы с легкими безынерционками Cobra), по два поводка 0,18 мм на каждой, крючки Kamatsu № 8 и № 10, колокольчики из латунной ружей­ной гильзы.

«Боеприпасы»:

– навозный червь, опарыш, манка, тесто, кукуруза, белый хлеб с чесно­ком.

Метеосводка:

облачно с прояснениями, давление 738 мм ртутного столба, ветер юж­ный, 5 м/с, влажность 67%, +19.

    Вечером накануне занимался приго­товлениями: мял тесто, настраивал сна­сти. За всеми манипуляциями внима­тельно наблюдали мои кошки. Следили, хвостатые, чтобы хозяин ничего не напор­тачил. И вот удочки в чехле, рюкзак с сапо­гами в коридоре, будильник на пять часов.

Автобус подошел по расписанию, че­рез 15 минут я уже на лесной тропинке. Птички поют, взлетают прямо из-под ног, кукушка отсчитывает года. Что-то мало мне отмерила, подруга! А ведь и не ска­жешь, что нахожусь сей­час в городе-герое Мо­скве. Столица, вопреки поговорке, что Москва не резиновая, расшири­лась практически до Ка­лужской области и по­глотила и мой городок Троицк, и все мои люби­мые рыбацкие места. Го­род Москва, деревня Ро­манцево – звучит как-то странновато.

     По свежеуложенно­му асфальту (столица!) подхожу к пруду, устраи­ваюсь у трубы для сбро­са воды. Над водой кос­мы тумана. На берегу только один рыбо­лов, что меня сразу насторожило. Обычно здесь многолюдно. Разбираю снасти, а рыбак тем временем вытаскивает кара­сика. Тут же к нему направляется мест­ный котофей, трется о ноги, забирает­ся на колени и замирает, пригревшись. Кошки здесь – обычное дело. Стараюсь подкармливать их по мере возможности, при наличии улова. Странно еще, что гу­си плавают по своим гусиным делам на дальнем конце пруда, обычно они по по­плавкам плавают.

     Первым делом забрасываю донки, свою «дальнобойную артиллерию». На одну насаживаю червей и опарышей, на другую тесто и кукурузу. Тесто у меня спе­циальное, карасиное. Замешиваю муку с яйцом, медом, молотым печеньем, добав­ляю подсолнечного масла. Сам бы съел!

На средней дистанции работает удочка для дальнего заброса с манкой на крючке. Манка тоже не простая: развожу ее на пи­ве. Вычитал рецепт на одном из рыбацких форумов, хорошая насадка для карповых.

     А у берега ловлю своей любимицей, насаживаю хлеб, натертый чесноком. При­кармливаю кукурузой и катышками теста.

     Сижу, обложившись снастями. Глухо, лишь колокольчики тихонько потренькива­ют. То ли мелочь пробует насадку, то ли ка­рась задевает за леску чешуйчатым боком.

Над головой потрескивают провода ЛЭП, лягушки выводят рулады, солныш­ко ощутимо нагревает спину. И вот ко­локольчик на одной из донок – нет, не за­звенел, а немного присел и мелко-мел­ко задрожал. Я не стал дожидаться более внятной поклевки, подсек и сразу почув­ствовал, что леску повело в сторону. Есть карась! Польстился на бондюэльку.

     Перезабросил донку. Гляжу, а мой по­плавок на дальней дистанции показывает осторожную поклевку. Значит, манку лю­бишь? Ну-ну!

Справа от меня, под нависшими над водой кронами деревьев, обосновался по­дошедший рыболов. Ему же забрасывать будет неудобно! А рыбак достает… удоч­ку с боковым кивком. На мормышку на­саживает корочку белого хлеба. В первый раз вижу, чтобы такой ловили карасей! Подхожу, разговорились. Оказалось, что он уже лет двадцать ловит так не только карасей, но и язей, голавлей и даже кар­пов. Правда, с последними возникают проблемы при вываживании. Век живи, век учись!

     Сосед поймал на свою удочку с кив­ком несколько карасей, а я пялюсь на по­плавки. Вот один чуть присел – хватаю удочку. И в этот момент второй поплавок повело в сторону – вторую удочку в дру­гую руку! За двумя зайцами погонишь­ся… Крючки голые.

     Пруд постепенно пустеет. Бесклевье, рыбачки потянулись к дому. Время бли­зится к обеду, начинаю собираться и я. Хочу отпустить свой единственный тро­фей, но он не вынес тягот заключения. Уснувшего карася отдал рыбакам-таджи­кам, показал по их просьбе устройство донки. В благодарность таджики поведа­ли мне, что вчера тут хорошо половили, аж по три карася на брата! Ну что же, как говорится, хорошо клюет вчера и завтра.

     Кстати, небольшое отступление на те­му возвращения пойманной рыбы в род­ную стихию. В рыболовной периодике и на форумах в интернете идет горячая по­лемика о том, стоит ли отпускать пойман­ную рыбу или нет. Существует мнение, что отпущенная рыба, после того как побыва­ет на крючке, болеет, не питается и вско­ре умирает. Так вот, на пруду в Романцево со мной произошел удивительный случай. Давно, еще в пору юности, поймал я здесь приличного карася. Всем хорош, но толь­ко не было у него одного глаза. Пожалел я увечного, отпустил. Но не прошло и деся­ти минут, как этот одноглазый снова бился у меня на крючке! От судьбы не уйдешь – отправился на сковородку. Так что, думаю, не так уж и болезненно для рыбы ранение крючком.

     Солнце в зените, бреду тихонько к ав­тобусной остановке. Вот такой он выдал­ся, последний день моего отпуска: карася поймал, к природе приобщился, подышал у пруда свежим воздухом. Да и время, проведенное на рыбалке, Бог не засчиты­вает в счет жизни, не так ли, соратники- рыболовы?




Мы в Google+