07.11.2014

Звонок Андрея оказался долгожданным и неожиданным одновременно.

– Ты помнишь, что через неделю выезжаем?

– Да, я готов! – ответил я. И только когда уже повесил трубку, сообразил, что у меня ничего не собрано и к поездке на Ахтубу я совсем не готов.

Главная проблема – лодка. Полетел клапан. Пришлось резать лодку и заново клеить. Лодка получилась очень ориги­нальной, с двумя насосами. Пол-лодки ка­чаешь одним насосом, пол-лодки другим.

Прогноз погоды перед выездом не порадовал: ожидались морозы вплоть до минус восьми градусов. К счастью, до Нижней Волги они не добрались.

Как всегда, оказавшись на берегу ре­ки за тысячу километров от дома, впада­ешь в какую-то эйфорию. Надо ставить лагерь, притащить дров, разобрать вещи, а вместо этого все, не сговариваясь, соби­рают снасти и идут ловить рыбу.

На берегу протоки, где мы реши­ли обосноваться, никого не было, но на противоположной стороне бродили со спиннингами несколько местных рыба­ков. Традиционный вопрос после привет­ствий: как клев? Ответ тоже традицион­ный: слабенький! Рыбаки не поленились и достали садок. Несколько мелких жереш­ков, пара щурят и пяток окуней не впечат­лили. Даже закралась неприятная мысль: может, зря сюда приехали? Если по малой воде рыба скатилась еще ниже, то туда и надо было ехать. Перебазироваться не­сложно, но чужой улов еще не повод для этого.

Пока я собирал свою лодку, ребята занялись ловлей. Один устроился с фиде­ром, другой начал бороздить дно джигом. Я еще не успел накачать лодку, когда на берегу раздались непонятные возгласы. Оказалось, первый вытаскивал уже вто­рого сазана, а второй возился с судаком под 2 кг. Местные приуныли, переправи­лись к нам, посмотрели, на что мы ловим, и, заявив напоследок, что здесь так ло­вить не принято, удалились. Вопрос о пе­реезде был закрыт.

Лодка готова, пора и мне на воду. Беру спиннинг и отчаливаю. Хочу тща­тельно обследовать протоку. Возле бере­га мелкую вертушку непрерывно долби­ли жерешки по 300–400 г. Поймав и от­пустив несколько штук, перешел на джиг. С удовольствием, не торопясь, повозился со щукой приблизительно на 2 кг. Точнее сказать не могу, поскольку она, будучи уже в моих руках, умудрилась вернуться в реку. Выслушав все обычные в таких слу­чаях комментарии друзей на берегу, под­нял якорь и прошел дальше по протоке.

На очередном забросе на крупный зе­леный виброхвост почувствовал поклевку, но не привычный короткий судачий удар, а какую-то плавную и при этом мощную по­тяжку. Началась борьба, минут 15 шло пе­ретягивание каната. В голове мысль: шнур 0,14 мм, поводок – струна, крючки Own­er – возьму! Только бы удилище выдержа­ло, Banax с тестом до 21 г явно не для тако­го монстра. Наверное, я бы его взял, но с моей «Дайвой», с которой раньше никаких проблем не было, начало происходить что- то непонятное: на подмотке фрикцион сра­батывал, но на рывках рыбы его клинило. Борьба закончилась в пользу неведомой ры­бы: уже у самого борта не выдержала мощ­ная застежка. Адреналина в первый день я получил по полной и думал, что такое уже не повторится. Однако ошибся. Все повто­рилось почти в точности, но позже. А вече­ром этого дня я собрался сменить катушку, но, как всегда, не дошли руки.

     Дальше начались обычные рыболов­ные будни. На фидер помимо непово­ротливого буффало изредка брал сазан, вдоль русловых бровок исправно кле­вал судак, некрупный, обычно около ки­лограмма. Наваристая уха, жареный су­дак и копченый окунь – и все это на бе­регу реки. Полная идиллия, особенно для городских жителей, и продолжалась она почти неделю.

     Рыбу мы не заготовляли, брали только для еды, а все остальное отпускали. Исклю­чение сделали лишь в последний день. Пе­ред отъездом решили наловить и привезти свежей рыбы, чтобы порадовать домочад­цев. Утром все отправились за судаком. Я ловил в паре с Андреем. Рыбу нащупали до­вольно быстро, а когда поставили кислот­ную резину (я ловил с чебурашкой, напар­ник с отводным поводком), поклевки нача­лись почти на каждом забросе, но далеко не все удавалось реализовать.

     Проводка с отмели на глубину, мед­ленная, с увеличенными паузами. Груз 14 г. Поклевок «в руку», как бывало в этих местах в предыдущие годы, было мало. Судак обычно не хватал приманку, а при­жимал ее к дну, что выражалось в подра­гивании кончика удилища. Сначала я ли­дировал 3:0, потом Андрей немного пе­реставил лодку, сравнял счет и вышел вперед. Когда ветер немного разворачи­вал лодку, мне приходилось бросать не на свал, а в русло, чтобы исключить пе­рехлесты. Перед этим мы долго распуты­вали лески, после того как два судака од­новременно схватили приманки, идущие параллельно.

     Как обычно, судак держался главным образом на самом свале и активнее всего брал при проводке сверху вниз. В русле по­клевок было мало. Когда в очередной раз ветер развернул лодку, я постарался все же попасть на свал, но приманка легла дале­ко от его основания. Легкий кивок кончи­ка удилища, короткая подсечка – спиннинг в дугу. Андрей мгновенно все понял: бы­стро вымотал свою снасть, раздвинул ба­гор и пристроился на борту. Тут-то я с то­ской вспомнил, что собирался поменять катушку. Фрикцион работал точно так же, как и в прошлый раз, то есть при выкачива­нии он срабатывал, но на рывках его наглу­хо клинило. Пока рыба была далеко, с этим еще можно было мириться, но у самой лод­ки все стало сложнее. Щука – а в первый раз она всплыла метрах в пяти от нас – сра­зу попыталась уйти под лодку и потом по­вторяла эти попытки раз за разом. Я пы­тался ее удержать, перегнувшись за борт и цепляясь ногой за леер на лодке. Рукоятка моего спиннинга при этом торчала верти­кально вверх, а кончик стучал снизу по дну лодки. Андрей подчеркнуто спокойным го­лосом просил меня не пускать щуку к якор­ной веревке. Сколько времени длилось это представление, я не запомнил, однако щу­ку мы все-таки вытащили. В ней оказалось чуть больше пяти килограммов. Личный рекорд! По такому случаю после фотосессии мы ее отпустили.

     После щуки поймали еще по судач­ку, их тоже отпустили – подрастать. В це­лом же завершение рыбалки получилось на славу. Будем вспоминать до следующе­го года.



Мы в Google+