05.12.2014

В Москве, да и во всей cредней полосе, уже встал лед, и рыбаки, вооружившись пешнями и коловоротами, открыли зимний сезон. А мы все еще собирались поехать на Нижнюю Волгу со спиннингами. Как всегда, когда надо ехать, возникают проблемы. У одного сложности на работе, у другого дома кто-то заболел... Наконец мы с моим постоян­ным напарником Николаем не выдержали и поставили остальным членам нашей небольшой компании ультима­тум: или в субботу едем все, или мы уезжаем вдвоем. Поехали вдвоем.

Отправились мы на наши старые ме­ста у слияния Волги и Eнотаевки. Район хорошо известный рыболовам, популяр­ный. Летом и в начале осени рыболовов там полно. Как-то раз мы приехали в сен­тябре – и решили больше этого не делать. Рыба, естественно, ловится, но рыбаков столько, что, чтобы половить в свое удо­вольствие, приходилось уходить по Волге на несколько десятков километров. В но­ябре, конечно, с погодой может и не по­везти, но рыбаков много меньше, и пре­зжают обычно те, кто хорошо знают, за­чем едут, где и как будут ловить.

Нашей целью был крупный судак. Его в низовьях Волги все еще много, но по те­плой воде ловится, как правило, некруп­ный хищник, в среднем килограмма по полтора, максимум до трех. Поздней осе­нью ситуация меняется. Судак, как и вез­де, начинает смещаться к местам зимов­ки и в преддверии зимы активно кор­мится. Именно в это время здесь реально поймать трофейные экземпляры. В преж­ние годы нам нередко попадались судаки по 5–6 килограммов – таких в других ме­стах почти не осталось. Ради этих «суда­чищ» и стоило ехать.

Времени у нас было меньше недели, поэтому сразу, как только устроились, от­правились на разведку. Судак уже должен был сместиться на ямы, на глубины от де­сяти метров – с них и решили начать. Пер­спективных мест в окрестностях много не только на Волге, но и на Eнотаевке, где ло­вить было комфортнее, чем на большой воде: течение слабее, глубины несколько меньше, а следовательно, и груза можно использовать полегче, что всегда удобнее. Уровень воды был ниже среднего много­летнего, но ненамного, так что рыба долж­на была быть на своих обычных местах, известных по прошлым рыбалкам.

Поиски в первый день оказались вполне успешными. Поймали несколь­ких судаков по 2,5 и парочку по 1,5 кг, что для начала было совсем неплохо. Особенно порадовало, что судак брал на входах в ямы, то есть там, где мы и ожи­дали, и в отношении приманок не при­вередничал: поклевки были и на резину, и на поролон. А это означало, что у него действительно начался жор и мы прие­хали вовремя. Ловили до темноты и вер­нулись радостные и довольные. Но ока­залось, что рано радовались.

Следующие три дня были полны ра­зочарований. На всех точках, вне зави­симости от глубины, стоял только мел­кий, грамм по 400–600, судак и такой же берш, притом в совсем небольшом коли­честве. Правда, клевали они на все, но это не особо радовало. Хищник был яв­но голодный. Во всяком случае, когда по­трошили рыбу, в желудках мы ничего не находили.

Ловля выглядела так. Встаешь на из­вестную точку на шести метрах, перед то­бой идущий вниз ступенями вход в яму. Бросаешь на 10–12 м, тщательно облавли­ваешь все ступени, ловишь трех-четырех хищников граммов по пятьсот. После это­го четкие поклевки сменяются пощипы­ванием – и все заканчивается. Меняешь место, встаешь чуть в стороне, уже на глу­бину, и ловишь, делая проводку с 6 на 12 метров. Имеешь еще несколько поклевок таких же мелких хищников. После этого уходишь за несколько километров на дру­гую яму, и там все повторяется.

     На второй день на воде встретили две группы знакомых московских рыбо­лов. Приехали они независимо, но од­новременно. Образовалась компания из восьми человек на четырех лодках. Ре­шили объединить усилия по поиску суда­ка. Утром разбегались в разные стороны и перезванивались, так что было извест­но, кто где ловит, на каком рельефе и ка­ковы результаты. Вне зависимости от то­го, где ловили, на Eнотаевке или Волге, в десяти или сорока километрах, результа­ты у всех были практически одинаковые. Так продолжалось три дня.

     Конечно, искать судака и не обра­щать внимания на другого хищника не­возможно. Иногда мы переходили на лов­лю щуки в ериках. Ее было много, и она активно хватала все предлагаемые при­манки. Кто-то ловил ее троллингом, кто- то на крупные колебалки, мы же с напар­ником предпочитали джиг. Летом в ери­ках много мелкой щуки, но к зиме мелочь исчезает и остается в основном крупная, в среднем около 3 кг. Щука, конечно, хо­рошо, но всех интересовал прежде всего судак, и мы продолжали искать его общи­ми силами.

Погода не баловала: холодно, ветер, ловить некомфортно. Помучались и со­брались на общий «военный совет». Здесь выяснилось интересное обстоятельство. Оказалось, что примерно за полторы неде­ли до нашего приезда был высокий подъ­ем воды и резкий сброс. Вроде бы по Вол­ге перегоняли какую-то буровую вышку и уровень подняли метра на четыре, если не больше. Рыба очень не любит таких рез­ких перепадов, и клев все это время был плохой. На спаде воды судак начал брать, но брал он очень локально, так же, как на весенних «вытеках», когда он концентри­руется в местах впадения мелких речу­шек и массово охотится на скатывающую­ся мелочь. Кто умеет ловить в таких усло­виях, ловили хорошо, а кто искал рыбу на обычных местах, оставались ни с чем.

     При таком раскладе оставалось толь­ко одно: искать судака на самой Волге, где больше подходящих для этого хищ­ника мест и не так существенны внеш­ние обстоятельства. Сходили к Капитан­скому острову, прошлись по всем извест­ным местам в округе – нашли судака на следующий день. В коряжнике, на глу­бинах от 6 до 10 метров. Все воодушеви­лись. Но быстро выяснилось, что он сто­ял в таком густом «лесу», что далеко не всякий раз приманка опускалась на дно. Правда, если все же опускалась, то почти наверняка следовала поклевка. Однако и после успешной подсечки не было ника­ких гарантий, что удастся вытащить ры­бу даже при силовом вываживании, что­бы судак не мог уйти в коряги. А зацепить леску он мог в любую минуту: короткий рывок в сторону – и все, прощай и рыба, и приманка.

     Коряжник находился рядом с крутым берегом. Подмытые деревья падали в во­ду, тут же застревали принесенные тече­нием коряги, а то и стволы, и в результате нагромождения получились просто фан­тастические. Вначале пробовали ловить рядом с корягами, стараясь выманить хищника из укрытия. Он не реагировал. Пробовали ловить вертикально, так, как американцы ловят басса. Тоже безрезуль­татно: сильное течение сразу же затяги­вало приманку в коряги. Последняя на­дежда была на дроп-шот. Заброс корот­кий, леска уходит под углом 45 градусов – дроп-шот мог сработать. Но и на дроп- шоте открытые крючки почти каждый раз цеплялись за ветки, а незацепляйки при натянутой основной леске не давали возможности подсечь рыбу.

     В итоге мы отказались от дроп-шота и вернулись к классике, но монтажи ста­ли использовать не с чебурашкой, а с джиг-головкой: при ловле почти в отвес она более эффективна. Груза пришлось ставить по 40–45 г, крючок большой, но­мер 5/0. Из приманок здесь лучше все­го работал вытянутый виброхвост Lucky John лимонного или фиолетового цвета.

     Ловить в корягах было крайне слож­но из-за постоянных зацепов, но судак в этих корягах стоял именно такой, о каком мы мечтали. Самые крупные весили 5,2, 5,6 и 6,3 кг.

     Помучившись, мы все же принорови­лись ловить в непривычных условиях, но в свое удовольствие половить не удалось. Через два дня погода начала непрерывно меняться: то ясно, то дождь со снегом, а главное, давление все время скакало. Ви­димо, судаку это не понравилось, и он пе­рестал брать. Последний день вновь при­шлось посвятить щуке, которая на капри­зы погоды совершенно не реагировала.

     На обратном пути мы видели на вид­ных с трассы водоемах множество рыба­ков, уже ловящих со льда. Было ясно, что пора менять снасти. Так что наши тро­фейные судаки были явно последними в этом сезоне ловли по открытой воде.



Мы в Google+