04.05.2005


Енисей

Река широкая, не меньше двух километров, и быстрая. На всем доступном нам участке ловля на течении практически невозможна из-за особенностей ледостава, когда примерзающий к берегу лед течение отрывает вместе с песком и мелкими камнями, тащит вниз по реке, зачастую относя далеко от берега. Схватившись окончательно, такой лед является непреодолимой преградой для ледобура. Пришлось придерживаться устьев притоков со слабым течением, и все равно за три дня я точил ножи бура 16 раз Предварительные сведения оказались довольно скудными, несмотря на то, что на их сбор было потрачено немало времени и сил. Местные жители зимой в Енисее рыбу, за исключением налима, на крючок не ловят. В низовьях притоков ставят сети, попадаются сиг и реже — язь. Там же крючковыми снастями ловят налима, но не очень успешно, даже по московским меркам Одного-двух за вечер, а то и вовсе ничего. Немногочисленные литературные источники единодушно утверждали, что хариуса зимой ловят на мормышку с подсадкой червя , опарыша и т.п. Я предполагал ловить на крупные мормышки с подсадкой твистера, но основные надежды возлагал на безнасадочные мормышки, которые для этой поездки сделал увеличенного размера: 2, 3, 5 и 7 граммов (Фото 1).

Летом в устьях притоков рыба ловится хорошо, причем можно рассчитывать не только на привычных нам язя, щуку, окуня, плотву (сорогу) и ельца, но и на сига, тайменя, нельму. Куда они деваются зимой - непонятно. За три дня мы ничего не поймали и не видели ни одной «человеческой» поклевки. Один раз я не дотащил до лунки что-то размером с палец - видимо, ельчи-ка или ерша. Осталось устойчивое ощущение, что рыбы нет. За всю зиму в сети местных рыболовов не попался ни один окунь, притом, что летом он исправно ловится и в сети, и на крючок. Что тут скажешь? Загадка... Было у меня ощущение, что по мере приближения к течению подо льдом становится оживленней, но проверить это можно было только в режиме «одна лунка - две пары ножей». Чем сокрушительней неудача, тем сильней желание взять реванш. Буду собирать информацию, буду думать. И обязательно вернусь!

Приток второго порядка

Здесь рыба была везде, где была вода. Проблема была в том, чтобы найти воду. Очертания берегов скрадывались глубоким снегом, максимальная глубина на «плесах» не превышала 40 см подо льдом, а участки ниже перекатов были забиты шугой. Зная по горькому опыту, что каждую из трех своих пар ножей смогу без электроинструмента заточить максимум два раза, я бурился очень осторожно. Думаю, именно поэтому самые крупные, килограммовые хариусы достались не мне. Они стояли не посередине плесов, а в более выразительных местах, с крупными камнями и неровностями берегов. По другой гипотезе, хариус лучше клевал на блесну с подсадкой глаза или плавника своего собрата, чем на мои «голые» блесны. Это тоже возможно. При малой глубине и сильном течении животная подсадка могла за счет запаха подманивать рыбу, стоящую значительно ниже по течению. В мини-соревновании с нашим проводником и хозяином Анатолием я, правда, победил, но условия были нечестные. Мы ловили по очереди из одной лунки, то есть я имел возможность вылавливать рыбу, подошедшую на запах его приманки.

Кроме хариуса, составлявшего основу улова, попадался ленок. В среднем он был покрупней хариуса, однако килограммовый рубеж уверенно перешагнул только один «монстр» на 3 кг, пойманный Дмитрием Васюковым. В этом эпизоде отчетливо проявились сильные стороны местной снасти, оснащенной чуть ли не миллиметровой леской: поднатужившись, Митя протащил столь достойную добычу через лунку диаметром всего-то 115 мм. Думаю, что в стандартную 130-миллиметровую лунку можно таким макаром втащить и 5-килограммового таймешонка; я со своей лесочкой 0,18 это сделать вряд ли бы смог. В единственной на речке метровой «яме» на те же блесны с подсадкой были пойманы два сига, один килограммовый, второй заметно побольше. Я пытался соблазнить эту деликатную рыбу крупной «безмотылкой», но безуспешно. В свое оправдание могу сказать, что на яму мы попали под занавес рыбалки, и времени было очень мало, не больше получаса.

Здесь хотелось бы немного отвлечься. Мы, городские жители, привыкли строить планы без оглядки на Природу. В тайге так не получается. Рассуждения типа «послезавтра у нас вертолет, поэтому рыбалку заканчиваем завтра» - смехотворны. По хорошему насту сотня километров проходится на снегоходах за 4 часа с перекурами, но после дождя она же надежно отделяет вас от цивилизации вплоть до крепкого заморозка, который может быть завтра, а может и через неделю. Уйти на лыжах? Пожалуйста - с грузом да по раскисшему снегу ту же неделю будешь идти. Поэтому, отводя 4 дня на экспедицию, подобную нашей, надо быть готовым к тому, что экспедиции просто не будет. Благодаря огромному опыту наших проводников рыбу мы половили, но добирались долго, уйти обратно пришлось на день раньше, и «чистой рыбалки» получилось часов 10-12. И то повезло! Если рассчитывать на свои силы, надо иметь в запасе хотя бы две недели, тогда рыбалка, скорее всего, состоится.

Некоторые выводы

Я всегда считал, что в экспедиционных отчетах не надо углубляться в техническую сторону рыбалки. Если уж попал в благословенные, нетронутые цивилизацией места - наслаждайся общением с Природой, а рыба поймается, куда ей деться. И все мои летние экспедиции эту точку зрения подтверждали. Зимой все оказалось сложней. Не может быть, чтоб в Енисее не было рыбы! Но чтобы найти ее и поймать, трех дней нам не хватило. Да и в притоке, несмотря на изобильность и простоту ловли, рыба клевала не на все. Поэтому расскажу, как смогу подробно, как ловили и где. На малой глубине и сильном даже на плесах течении балансиры и классические безмотылки оказались несостоятельны. Рыба на них клевала, но только в том случае, если уже стояла непосредственно под лункой. Гораздо лучше себя проявили вертикальная блесна и «насадочная» мормышка с маленьким твистером на крючке (Фото 2) Благодаря активному взаимодействию с течением, они привлекали рыбу с приличной дистанции. Но не с такой большой, как блесна с животной подсадкой. Это было четко видно, когда после меня в лунке ловили «на мясо»: попадались хариусы разного размера, иногда крупней моих. Я тоже успешно ловил в брошенных «мясных» лунках, но сравнительно мелкую рыбу. С учетом пресловутой «субординации» хариуса (в одном месте клюет сначала самый крупный, потом все мельче) объяснение может быть только одно: я ловил в чужих лунках насторожившихся хариусов, интересующихся приманкой, но уже не желающих клевать на грубую снасть, а после меня ловилась рыба, до которой мои блесны «не добивали».

Неплохо работал мой любимый метод чередования приманок. Когда поклевки на блесну прекращались, я переходил на мормышку и до- ставал еще несколько хвостов. Обратный переход на блесну приносил еще одну-две рыбы. Любимой приманкой в этой поездке стала «рыбинская» блесна, подаренная мне Алексеем Галкиным (Фото 3). Довольно быстро подобрав игру и убедившись в ее уловистости, я стал применять ее в качестве эталона при определении уловистости других приманок. Очень неплохо ловили кастмастеры весом от 3 до 14 г (Фото 4). Или, точнее, блесны типа «срез», поскольку вряд ли хоть одна из них изготовлена фирмой ACME. Думаю, что сгодилась бы любая некрупная «колебалка». Мормышки лучше всего подошли весом 2-3 г. На более крупные клевало не хуже, но игра на столь малой глубине получалась отрывистой.

Ну и, наконец, о главном - где рыба зимует? Как правило, осенью значительная часть рыбы скатывается из малых речек в более крупные, а весной возвращается. Это можно считать фактом, поскольку ловля во время осеннего и, в меньшей степени, весеннего хода достаточно глубоко проработана и многократно описана. В результате там, где рыба летом прекрасно ловится, зимой она изредка попадается. Из этого правила есть исключение, подробно рассмотренное В. Михайленко в статье «Талики-тальцы» («Рыболов» 6/2002): если питающие малую реку родники расположены непосредственно в русле и достаточно мощны, рыба зимует в малой реке. Возможно, наша речка относится к этому типу, хотя предложенная В. Михайленко методика поиска родников не дала результата. Во всяком случае, «наша» рыба, хоть и вела малоподвижный, судя по пиявкам на ней, образ жизни, питалась активно: в желудках ленков Алексей Цессарский обнаружил бычков, в желудках хариусов - ручейников, причем не заморышей, а «лошадей» под 5 см длиной. Мне кажется, это говорит о сравнительно высокой — скорее 3 градуса, чем 1 —температуре воды. По словам местных охотников, и в других малых реках рыба зимой ловится хорошо. В более крупных притоках первого порядка тоже, но все положительные отзывы - о верхнем течении рек, более 100 км от устья. А вот про клев в больших реках ничего не известно. Никто не пробовал ловить! Не думаю, что дело здесь в косности или неумении. Мой опыт подсказывает: там, где рыба ловится, ее ловят. Поэтому пробовать, конечно, надо, но при этом необходимо настроиться как на отсутствие клева, так и на возникновение неожиданных трудностей: лед с песком, шуга подо льдом и т.д.

Зимняя таежная рыбалка труднодоступна, сложна и, честно говоря, малорезультативна. Стоит ли она затраченных усилий, каждый сам для себя решает. Если спросите меня, отвечу-да.