23.01.2010

Время динозавров и технический прогресс

В пределах Марий Эл Ветлуга – самый значительный приток Волги. Она образуется из слияния двух речек – Большой Матюги и Быстрой, протекающих по территории Кировской области. Общая длина Ветлуги 863 км, в пределах республики – 115 км. Ширина колеблется от 50 до 350 м – после заполнения Чебоксарского водохранилища ширина и глубины реки сильно изменились. В Ветлуге насчитывается 29 видов рыб, в основном карповых, но здесь имеются и такие виды, которые редки или отсутствуют в других реках. Это стерлядь, судак, жерех, сазан, подуст.

Уже от названий этих мест веет чем-то размашисто-разбойным, идущим, наверное, со времен дремучих варнаков, стругов лихих атаманов и позже – рыбацких артельных ватаг: Сугрюм, Шито, Выжум, Бурлацкое, Шары, Икша, Боровская, Огибное. Как и множество деревень, волей человека предназначенных стать дном водохранилища при максимальной отметке его уровня, Боровская превратилась в заброшенный выселок, и теперь ее именем зовется добрый кусок зоны затопления. Остались позади Озерки, Коротни, Еникеево, промелькнула речушка-ручей Сугрюм, и вот мы уже на высоком берегу Боровской – бывшей деревни, а теперь зоны затопления Чебоксарского водохранилища. Впереди виднеется остров, заросший мелколесьем. За ним, в дали, подернутой сизой дымкой, стоят мощные кряжи. Некоторые из них накренились, словно мачты затонувших баркасов. На отмелях оскалились побелевшими кореньями пиленые пеньки. Рядом с ними в кувшинках раздаются тяжелые всплески. Хоть и утро, но духота стоит парная и вязкая. Видимо, будет дождь. О его приближении говорят низкие мутные облака, осевшие на сосняк. В ватной тишине ноют комары.

После торопливого, но короткого грибничка-дождичка выезжаем с сыном Иваном на воду. Я готовлю ультралайтовый спиннинг с тестом 2–12 г, купленный накануне перед рыбалкой. Надо сказать, трудные у меня отношения с распространенным теперь «углем». Привычная дюралька-железка с инерционкой как служила многие годы, так и служит по сей день. И уловистые колебалки исправно ловят хищника, «не подозревая», что наступили другие времена. Первый мой «углевый» спиннинг «ушел» куда-то вместе со стеклопластиковым Mikado товарища на одном из островов Чебоксарского водохранилища, где мы ночевали в землянке с местными рыбаками. Второй я подарил старшему сыну. У третьего сломал вершинку о дерево, не сделав ни одного заброса. Словно прежняя ностальгически теплая и бесхитростная рыбалка не отпускает меня в торопливый, яркий и почти недоступный для провинциального рыболова мир, где на страницах глянцевых журналов ревут в пенистых бурунах «Ямахи» и «Меркурии» тягой аж до двухсот пятидесяти лошадей, где сияют «мясорубки» за сотни зеленых, в дугу сгибаются дорогие спиннинги, снобистски-высокомерно обзываемые «палками». Но время динозавров, к сожалению, прошло. Прогресс есть прогресс. Приходится соответствовать… В этот раз для чистоты эксперимента – и подальше от искушения! – я оставил дома проверенный дюралевый спиннинг «эпохи палеолита», а с ним и колебалки, исцарапанные хищниками, и щучьи вертушки. В запасе только нулевые, первые, вторые номера Aglia Long и Aglia Mepps , а также твистеры и виброхвосты-рипперы с легкими джиг-головками. Словом, все, что соответствует новомодному ультралайту. В довесок в коробках ютятся беспородные вертушки, купленные в рыночных палатках. Они уже не в счет – так, на всякий случай, хотя работали на удивление без сбоев и исправно ловили на озерах окуней и щук. Теперь рядом с «фирмой» они смотрятся бедными родственниками.

Первые забросы… Мухи Aglia на леске 0,16 мм летят за счет своего веса, что для меня несколько непривычно. Есть, правда, небольшая огрузка прямо на вертушках: над лепестками я зажал на оси небольшие грузильца. Итак, знаменитые «Аглии», мерцая в глубине, бороздят теплую воду вдоль островов кувшинок, проходят рядом с пнями-спрутами, игривыми мальками поблескивают у сохлых деревьев и… так никого и не соблазняют. Но едва я нацепил маленький желто-оранжевый твистер, как леска упруго осаживается и на ней виснет живая тяжесть. Окунь! Подвожу его к лодке и толкаю сына:
– Ванька, подсачек!
Тот суетится, выдергивая прижатый подсак, потом, радостно торопясь, подводит его под рыбину. Экземпляр, конечно, не рекордный, а если прямо сказать, не крупный, но на весу и он может обломить тонкую вершинку ультралайта. По крайней мере я об этом думаю, глядя на чахлый до жалости хлыстик, тоньше спички… Вскоре взял еще один окунь. Но это мы уже проходили. Подобных окуней, не тяжелее трехсот граммов, я вываживал на озерах с каждого заброса, уставая от этой монотонной рыбалки. Чем же удивить щуку? Aglia не произвела на зубастых никакого впечатления, словно и не было золотого триумфального блеска «знаменитостей». Так – сотрясение воды… Цепляю джиг с изжеванным и когда-то зеленоватым в блестках риппером, похожим то ли на ерша, то ли на бычка… На первом же забросе леска тяжелеет и идет в сторону. Вскоре метрах в двадцати от лодки выпрыгивает щучка и трясет головой. Ультралайт мягко гасит ее прыжки, а ноль-шестнадцатая Bravo даже не пискнет. Вспоминаются удалые осенние охоты «раннего палеолита» с несгибаемым советским спиннингом, знаменитой катушкой «Невской» и не менее знаменитой «Клинской» сечением 0,6 мм. С блеснами в ладонь и напайкой из свинца. Рыбину можно было ощутить, лишь когда ее вес начинал зашкаливать за три кило. Килограммовых же щучек-шнурков таскали через голову, как нахальных верховок.

Здесь же было ЧУВСТВО! Звенящее и тонкое, как и сама снасть. И угадывалась в этом антагонизме поколений лукавая и мудрая рука Провидения: мол, чего, мужики, карась обмельчал? Так вот вам высокие технологии и невидимая леска! На ней, паутинке, и ротан за судака пойдет. Главное, чтобы ЧУВСТВО не гасло, а рыбу можно и на рынке купить… Утром мы снова были на воде. Хлестали ее, сонную, дорогими вертушками и их подделками, твистерами и виброхвостами. Я цеплял даже хитрую жереховую снасточку, подаренную мне рыболовом из Козьмодемьянска. Все было напрасно. Лишь один раз окунь проводил до лодки оранжево-желтый твистер и, булькнув брезгливо, ушел куда глаза глядят.

И тут от бережка отплыла выцветшая, видавшая виды резинка. В ней сидел рыболов в классической шляпе. Он махнул китайским телескопическим спиннингом с красной вершинкой за полтораста рублей, «дринькнул» белой китайской блесной за тридцать… и за двадцать минут поймал трех щук. А я понял, что время динозавров еще не прошло…