02.02.2010

Налимы надоели, да и перестали они клевать, окончательно увлеченные нерестом. Еще недавно, ложась спать в 5 утра, думал о том, что нормальные люди в это время только просыпаются. Вот и мы решили стать, наконец, нормальными – съездить проверить щучьи места.

Не люблю карася, но вырваться с работы некогда, а в магазинах это самый доступный живец. Вечером в сумку 11 жерлиц, багорик подточить – с прошлого года в деле не был, черпак найти – не пользуюсь давно, но при ловле на жерлицы без него никак. Рюкзак собран. А самочувствие не очень. Насморк, глаза слезятся, комок в горле... А назавтра рыбалка. Спать пораньше – само пройдет. Полночи ломало – не спал. Отменять, не отменять? В пять будильник. Решительно встал – вроде ничего самочувствие. Продышусь, может? Лишь бы не замерзнуть! Машина, ночная дорога, база, буран... В Коприно минус 21.

Точка. Первая лунка. Глубина 25 см. На часах 8 утра. Темно. Делим живцов и разбегаемся в разные стороны. Первую жерлицу зарядил, бурюсь под вторую. Жду, пока в лунке успокоится вода. Тридцать сантиметров– многовато. Третью смещаю бережнее – 25 см. На четвертой задержался. Бурю – 25 см. Иду бережнее – 20 см. Еще? Пятнадцать. Засыпаю шугой и снегом ненужные лунки и ставлю флаг на ту, где 20 см. Напарник бегает – уже штук семь поставил! Отстаю!

Солнышко встает над горизонтом. Самый мороз. Лунки стынут мгновенно, тройник просто липнет к пальцам. С юга натягивает облака – похоже, будет пасмурно. Пятую жерлицу втыкаю на глубину 15 см – в расчете на шнурков до кило весом. Бывает, что они никак не хотят вылезать глубже. Бурю под шестую. Глубина 20 см. Достаю жерлицу, собираю... Пора бы и проклюнуться – не зря же в такую ранищу приехали! Утренние флаги – самые верные! После каждой операции глаза обегают огород из жерлиц: вычистил шугу – глянул, воткнул жерлицу – снова пробежал глазами. Закрепил шестую жерлицу, поднимаю глаза – четвертый флаг стоит! На часы – 8:40. Как же скрипит снег под ногами! Хоть и на цыпочках, а шум невозможный. Только бы не бросила! Оборот, еще... Жду. Два... Пауза... Снова неуверенно крутится катушка – раз, второй, третий... Пора! Подсечка – и щука почти сразу упирается носом в край лунки. Багорик помогает выдернуть щуку на лед. Первая. Красавица! Кила на полтора. Начало положено! А ведь еще и половины жерлиц не поставил! Заряжаю и отхожу к шестой. Вешаю карасика, вымеряю глубину и отпускаю его под лед, заряжаю флаг. Опа! Третий флаг выстрелил! Бегу! Стоит... Оборачиваюсь – только что заряженный шестой флаг колышется на ветру! А я ведь там даже лунку снегом не присыпал! Разорваться мне, что ли! Немного отступаю назад: может, смогу контролировать сразу обе? У какой оставаться? Дилемму решает поднявшийся на глазах флаг первой жерлицы! Дела! А ведь еще только девять!

Бывало, в такой ситуации дергал двух щук, но чтобы сразу трех – впервые. Иду к первой – крутит невнятно: много пауз и движений в треть оборота катушки. Наконец собирается отплыть подальше, и я подсекаю. Выкидываю на лед щучку грамм на 800. У нее полная пасть пиявок: стоит на месте, ждет оттепели. Возвращаюсь к шестой. Отмотано полтора метра, карась покусан и брошен. Ну что же, заряжаю, иду буриться под седьмую жерлицу – пятая горит! Поставлюсь я сегодня или нет?! Пустышка... Восьмую ставлю. Да я уже запутался! Флаг за флагом! Пятая снова загорелась. Подхожу. Оборотик – и стоит. Еще один. Курю, жду. Катушка не шевелится уже несколько минут. Чищу лунку, подтягиваю леску – что-то дернулось на той стороне. Бросил. Сантиметров 20 снова ушло в лунку. Замер, жду. Стоит. Снова чищу лунку, прыгаю рядом с жерлицей, ломая снежный наст, – стоит. Подтягиваю – снова дергается на том конце. Бросаю – леска уходит в лунку, крутится катушка. Я у нее над головой прыгал – и никаких эмоций?! Подсечка – и тяжесть тут же пропадает. Накормил. Видно, совсем шнурок. Напарник уже поставился и что-то кричит. Оборачиваюсь – седьмая жерлица горит! Бегом. Крутит. Третья рыбина на снегу! Положенные 10 флагов я уже два часа поставить не могу! Восьмую зарядил и ухожу пить чай – сил нет. За бурением забываю о простуде, но она все равно дает о себе знать. Наливаю чашку, делаю жадный глоток. «Беги!» – говорит напарник! Да что же это такое!

Похоже, что щука совсем не движется: повторяемости флагов пока практически нет: изловил рыбину, и следующий результативный будет только на другой жерлице. Ловлю четвертую щуку. Выковыриваю карася из пасти, вешаю его обратно на тройник – сил сбегать за новым нет. Чай уже остыл. Наливаю новый – и снова флаг заставляет ругнуться. Щука стреляет на разных глубинах где-то до 11 утра. Потом успокаивается, и я наконец-то доставляю еще две жерлицы. У напарника две ровные рыбины, полторашки. Из-за туч появляется солнце. Глаза слезятся от искрящейся белизны снега. Стрельба стихает. Теперь поклевки происходят раз в полчаса. Щука дает посидеть отдохнуть. Тропа вдоль жерлиц сильно помогает передвигаться быстрее, но после обеда ее начинает заносить поземкой прямо на глазах, и каждый раз бег к жерлице приходится повторять по целине. Счет по поклевкам – рыбам 15:8. У напарника пока улов скромнее – три рыбины. Появляется мысль, что вроде и хватит. Тут у товарища поднимается ближняя жерлица. Он делает шаг за багориком – встает еще одна, рядом! Иду помогать. Свою он накормил, а та, за которой наблюдаю я, сделала пару оборотов и встала. Бросила.

13:40 на часах. И тут же поднимается третья жерлица. Пока Сашка подошел, рядом стрельнула четвертая. Вижу, что он забыл черпак и копается в лунке руками. Несу черпак, на полпути оборачиваюсь – моя дальняя горит! Бегу, иду, бреду... Стоит. Метров пять размотала и бросила. Ну и ладно. И снова флаг. Еле добрел – катушка стоит как вкопанная. Но вот леска чуть натянулась... Ослабла. Катушка чуть шевельнулась – карась тянет? Пытаюсь вспомнить размер живца. Играю, как с кошкой: заберу тихо 20 см – 15 обратно утянет. Минут 10 сидел – и бросила! Карась без чешуи, изрезан весь! Ставлю жерлицу, бреду к бурану. Только хотел присесть – она же горит! Обратно – груз под лункой. Просто сбила, играя. Снова зарядил. Подхожу к бурану, хочу присесть... Снова горит! И снова та же! Вырвал игрушку из пасти – теперь издевается? Вечереет. 15:50. Еще 10 минут – и снимаемся! Смотреть на жерлицы уже приходится против солнца. Глаза слезятся, но я слежу за той, к которой только что трижды бегал вхолостую. И она поднимается! Идти или нет? Напарник подбадривает: «Беги!»

Издалека вижу уверенные обороты катушки – не мелочь! В вновь скрип снега под ногами и тормозящая при каждом шаге щука. Замер над жерлицей. Пошла, пошла, родимая! Есть! И самая крупная щука за сегодня на льду. Фотоаппарат, снимок, другой – а щука уже покрывается коркой льда, стекленеет на глазах... Снова ночная дорога. Наконец, дома. Штормит, голова как чужая... На градуснике 38. Половил...