24.10.2010


В межсезонье не грех и в черте столицы порыбачить

Несколько лет назад в один из тех слякотных осенних дней, когда на дворе ни зима ни лето, стоял я в привычной пробке на набережной Москвы-реки и заметил двух рыболовов. Это были спиннингисты. Причем, судя по экипировке и технике забросов, «продвинутые». Из созерцания меня вывел сигнал автомобиля. Пробка продвинулась еще на метр. «Завтра и в среду не получится, – пришло решение, – а на четверг, пожалуй, реально отпроситься у шефа».

В среду при комплектации приманок возникло легкое замешательство. Со спином, катушкой и шнуром все понятно, а вот на что и как ловить? Стыдно, но река в черте города была для меня «аква инкогнито». Ни о характере дна, ни о скорости течения, ни о глубинах не имел ни малейшего представления. Прикинул: хлам на дне точно должен быть. На фарватере воды не менее трех с половиной метров – иначе груженой барже не пройти. В остальных местах, наверное, метра два будет. Течение, очевидно, не сильное. Итак: оснастки для отводного, офсетники, джиг-головки, резина, вертушечки, двоечка и троечка, штук пять колебалок… Ах да, поролон. Поводки? Пусть будут. Вертлюги, застежки. Готово. Теперь все в кучу и перемешать. Принимать на ночь, при бессоннице. По горсти. Через час. Утром еду на метро. Желания стоять в пробках и искать место для парковки нет никакого. Одет по-зимнему. В вагоне жарковато, ловлю недоуменные взгляды. Но и ладно. Вышел из подземки. С неба вперемежку с водяными каплями крупа сыпется, но терпимо.

«Начинается земля, как известно, от Кремля». Следуя рекомендациям Владимира Владимировича (Маяковского), решил начать от Кремля, вернее, с Кремлевской набережной. В незнакомых местах надо «щупать дно» самыми бюджетными и зацепоустойчивыми приманками. Например, резиной на джиг-головке или поролоном. Ставлю плетенку. Поехали! Спиннинг со свистом рассек воздух. До русла достал. Где-то треха. Дно ровное, песок. Слегка течение тянет. Головка изредка постукивает по камням. Невыразительно все. Иду ниже, к мосту. Здесь появился рельеф. Камушки покрупнее стали, травка появилась. ТРЫНЬК! Очень убедительно окунь поздоровался. И недалеко. Вот еще одна поклевка. И тоже недалеко. На хвосте полосатый проехался. Надо попробовать вертушку. Не лень перейти и на моно. Заброс. Вода прозрачная. Вижу выход окуня за блесной. Заброс, стук – и палка толчками предает в руку попытки рыбы освободиться от крючка. С почином!

ловля окуняСняв с крючка добычу, насколько могу аккуратно, сбрасываю ее вниз. Брать отсюда рыбу, с учетом химического состава реки, не хочу. Следующие поклевки не заставили себя ждать. Правда, вскоре атака неподъемного зацепа приостановила ловлю. Меняю шпулю и монтирую «московскую» оснастку. Смещаюсь за мост, туда, где видел спиннингистов. Груз в пять восьмых унции уносит приманку почти к противоположному берегу. Читаем: спуск, дно мягкое, песок, камушки, травка, подъем. Снова спуск. Понятно – пупочек. Камушки, камни... Сел. Насмерть. Рву отводной и веду груз дальше. Плавный подъем, «стиральная доска», песок и выход. Интересное место. И глубина на фарватере метра четыре. Работаем дальше. Продуктивно получается. Светло-зеленый «тихоход» окуню нравится. И «отработанное машинное масло» тоже. А красно-белые приманки не очень. Шоколадные – ну совсем не по вкусу. А желтые? Удар на подъеме с фарватера был явно не окуневый. Кто это там у нас? Судачок. Граммов на восемьсот. Неожиданно и приятно. Однако руки мерзнут. Хуже чем на льду. Да и сам продрог. Все. Фонари зажглись. Заканчиваю.

Вернувшись домой, звоню ББ. ББ – это Борис Борисыч, многолетний друг-напарник.
– Догадайся с трех раз: где был?
– На рыбалке, но где ты, хмырь, лед нашел?
– Борь, не на льду был, а со спином речку в Центре слегка пощупал. Очень неплохо.
– Интересно... В субботу, может, попробуем в два смычка?
– Легко!
ловля окуняДвижение с утра свободное, до набережной доехали быстро. Дальше – как в песне: «Только прилетели, сразу сели». Синхронно. Два зацепа. Минус две приманки. А на следующем забросе почти одновременно взяли по окуню. Мой, мелкий, сдался сразу, а у Борьки упирался до последнего. Ясно. Рыба на месте. Правда, брала несколько реже глухих зацепов. Зато между окунями и судачок покрупнее пасся. Удобная рыбалка оказалась. Машина с «расходниками» за спиной, плечи свободны. Вышли, пробили место – клюет, задержались. Нет – спиннинги расстыковали, положили на заднее сиденье, и в дорогу. Так появился у нас водоем как для межсезонья, так и на случаи, когда руки чешутся, а времени для поездок на дальние рыбалки нет. За год выезжаем на набережные раз пять-шесть, не больше. Появился определенный опыт и знания. Работаем в основном московской оснасткой и поролоном. Реже вертушками. Впрочем, в последний выезд видели твитчующих спиннингистов. Надо будет и нам попробовать. Помимо судака и окуня был жерех, реже, в основном на Обводном канале, щучка. Трофейного ничего не попадалось, только признаки крупняка: ширина надкуса на теле 400-граммового окуня составила сантиметров пятнадцать…

Дно реки на обловленных участках большим разнообразием не отличается. Фоновая глубина около двух метров. В основном песок и камни и разнообразный антропогенный мусор. Раз на Софийке ББ поднял со дна новогоднюю елку с мишурой, мне на Фрунзенской досталась облепленная дрейссеной и почерневшая от времени обезглавленная «Барби». Жуть. А полиэтиленовых пакетов сколько поднято! Не счесть. Печальное зрелище представляет река с плывущими по ней пакетами из под чипсов, пустыми пивными банками и пластиковыми бутылками. Нет, не любят москвичи и гости столицы реку, давшую свое имя городу. Одно отметили: радужных разводов от нефтепродуктов стало значительно меньше. По крайней мере, до Новоспасского моста. Интересное, но зацепистое местечко оказалось на Саввинской, ниже Дорогомиловского моста, и дальше, напротив ТЭЦ, тоже вполне рабочие точки. Интерес представляют Западный порт и Филевская пойма. Из 80 километров реки, а именно такова ее длина в черте города, нами пока обловлено не более трех. Так что перспектив, как говорится, поле непаханое.