29.10.2013

«А все кончается, кончается, кончается…» – эти слова из старой песни крутились у меня в голове, когда я шел знакомой тропинкой к берегу Оки. Нет, ничего фатального в моей жиз­ни не случилось. Просто мои родственники, к которым на дачу в Пущине я часто наезжал летом, закрыли дачный сезон и собрались в Москву. Моя рыболовная лафа заканчивалась, и очень хотелось, чтобы последняя рыбалка на Оке получилась как можно более успешной.

отчеты о рыбалкеДул холодный ветер, и хо­тя заморозков еще не было, чув­ствовалось, что они не за горами.

На небольшом пляже пу­сто. Уровень воды по сравнению с летом поднялся, так что даже прибрежные кусты оказались в воде. Невеселое впечатление от неприютной осенней реки усиливало обилие мусора на бере­гу. Никак не могу к этому при­выкнуть.

Вода в реке мутная, и даже трудно поверить, что в ней мож­но что-то поймать. Тем не менее собираю спиннинг, ставлю лег­кую чебурашку с офсетником, на него насаживаю 3-дюймовый твистер «пиво в точку». Не знаю, кого он напоминает в воде, но окунь и щука берут на него весь­ма охотно.

После пары забросов пони­маю, что сильное течение не да­ет приманке лечь на дно. Меняю чебурашку на более тяжелую. Теперь приманка отрабатыва­ет дно, но результата никакого. Можно поэкспериментировать с цветом приманок и постарать­ся соблазнить окуня. Но, поду­мав, отказываюсь от этого. Если уж закрывать сезон на Оке, так судаком или как минимум щу­кой. Поэтому ставлю 28 г, макси­мальный вес для моего спиннин­га, и начинаю смещаться вниз по течению, облавливая все бо­лее-менее интересные точки.

 

За лето я достаточно хорошо изучил эти места и мог заранее сказать, где может быть стай­ный окунь и в какой обратке можно рассчитывать на прилич­ную щуку. Но это летом, а сей­час, в конце октября, все изме­нилось: рыба начала свой путь к зимним точкам и вряд ли кто- то сможет сказать, где она будет в конкретный момент. Остается искать, что я и делаю.

 

Безрезультатно простучав пологий свал, дохожу до неболь­шой ямы. До нее от берега ме­тров сорок – самая удобная дис­танция. Облавливаю ближний свал, десяток забросов – и ни од­ного тычка. Максимально вкла­дываюсь в заброс, чтобы достать до противоположного склона. Не достаю и начинаю методично простукивать дно. Глубина ме­тров шесть, течение в яме замет­но слабее, чем на русле, и хищ­ник, отходя от берега к руслу, скорее всего, здесь задержится.

 

На очередной проводке кон­чик удилища вздрогнул, я маши­нально подсек и удивился, что поклевка не передалась в руку. Вывожу и не могу понять, что именно. Было ощущение, что та­щу большой пук травы, но оказа­лось, что это щуренок грамм на шестьсот. Шел абсолютно спо­койно, не сопротивляясь, и толь­ко когда я протянул руку, чтобы взять его, взбрыкнул и соскочил с крючка. Несколько секунд он ле­жал у самой кромки воды, я под­толкнул его рукой, чтобы уплыл. Мне он ни к чему, пусть растет. отчеты о рыбалке

 

Полчаса простукиваю яму, но без толку. Иду дальше. Ме­стами приходится продираться через кусты и обходить бурело­мы. Забрасывать неудобно, но можно. Меняю приманку, точ­нее, ставлю такой же твистер, но только на двойнике: покле­вок почти нет, так уж лучше по­терять приманку, чем не про­сечь рыбу.

 

Передо мной пологий свал, идущий, похоже, к самому руслу. Чувствуется, как течение тащит по дну приманку, она буквально стучит по ракушкам. Место са­мое лещовое, и совершенно непонятно, почему здесь нет до­ночников. Там, где ракушки, там и лещ, а где лещ, там и судак, а вот последнего-то как раз и нет. Впрочем, другого хищника тоже нет, и я уже собрался идти дальше, но сначала решил на вся­кий случай поставить белую по­ролонку и сделать несколько забросов.

 

Повальное увлечение поро­лоном уже, пожалуй, закончи­лось и сменилось ажиотажем по поводу «съедобной резины». Я спокойно отношусь к рыболов­ной моде, но поролонки непре­менно присутствуют в моей ко­робке. Не могу сказать, что они работают всегда, но иногда бук­вально выстреливают. В этот раз все получилось несколько ина­че. Десяток забросов – и ничего, а вот на последнем, так сказать контрольном, забросе метрах в 25 от берега на паузе почувство­вал совсем легкий тычок, на­столько слабый, что и подсекать не стал. Однако вновь оторвать приманку от дна не удалось, ры­вок – и кто-то явно захотел ото­брать у меня спиннинг.

 

У меня есть привычка, на­верно дурная, никогда не ос­лаблять фрикцион в процессе вываживания. Отрегулировал фрикцион перед рыбалкой, и все. Удилище гнется, рыба бро­сается из стороны в сторону, в руках дрожь, а в голове мысль: «Хотел успешного закрытия, так получай!» Получил, но совсем не то, что ожидал. Вытащенная щу­ка на вид была всего на кило­грамм, но брыкалась будто в ней все четыре!

 

     Пока ловил, как-то не заме­тил, что ветер изменился и стал дуть прямо в лицо. Заметно похолодало. Пришлось погреться чаем, а после этого отправляться дальше. Периодически делая за­бросы, дошел до места, где из бе­рега бьют родники, три подряд. Летом здесь постоянно держится рыба, но половить удается не всегда – слишком много народу. Сейчас же никого. Родники всег­да несут кислород, и рыба такие места любит. Один заброс, вто­рой, третий – наконец четкий удар. Подсечка – и полное ощу­щение, что щука килограмма на четыре! Но мы это уже проходи­ли. Вот только что. Поэтому спо­койно тащу рыбу буквально на­пролом.

 

     Когда до берега осталось всего метров десять, щука выле­тает из воды, и тут я понимаю, что в ней далеко не килограмм. Пожалуй, и оба моих кулака по­местятся в ее раскрытой пасти. Килограмма три с половиной, а то и четыре! Но мысли проно­сятся в голове быстрее, чем ра­ботает рука, я не успеваю опу­стить кончик удилища в воду, чтобы погасить свечу, и моя по­ролонка как пуля вылетает из пасти щуки… Минут пять стою и смотрю на то место, где разо­шлись круги от ушедшей щуки. Ну ладно, хотя бы подержал. Но впредь буду умнее: пока не уви­дел рыбу, считай ее трофейной.

 

     Побывав в щучьей пасти, по­ролонка и поводок пришли в не­годность. Снова ставлю грузик в 28 г, но уже с пятидюймовым твистером темно-фиолетово­го цвета с синими блестками на крупном двойнике. Такой цвет очень актуален и для Москвы- реки, и для Оки, причем рабо­тают приманки разного разме­ра, от одного до пяти дюймов, и на разных глубинах. Успех, ви­димо, объясняется двумя при­чинами. Как уверяют специали­сты, фиолетовый цвет почти не рассеивается в воде и воспри­нимается рыбами одинаково и на 2, и на 15 метрах. Кроме то­го, приманка такого цвета напо­минает бычка, а он нередко яв­ляется чуть ли не основным кор­мовым объектом для хищника. Так или иначе, но около поло­вины всех хищников, не считая окуней, я за лето поймал именно на темно-фиолетовые приманки с блестками.

 

     Но в этот раз фиолетовый цвет сработал хуже, чем я ожи­дал. За два часа ловли было все­го три поклевки, и те окуневые. Правда, окуни попались впол­не достойные, грамм по 250, но хотелось-то как минимум щуки.

     Наконец я добрел до участ­ка, где русло подходило доста­точно близко к берегу. До русла я не добрасывал, но мог просту­чать верхнюю бровку. Попро­бовал обычную ступеньку в два оборота – никакого результата.

     Прикидывая, чем еще мож­но привлечь рыбу, вспомнил, что меня не раз выручал твитчинг и именно при облове четких бро­вок. Так и сделал. Перебрасывал бровку и, когда чувствовал, что приманка идет вверх по скло­ну, вместо привычных оборотов катушки начинал слегка подер­гивать кончиком удилища. По­дергал, подмотал, пауза – и по новой. На очередной проводке почувствовал удар, поклевка бы­ла на выбросе, и я тянул рыбу ме­тров шестьдесят – приятное дело. Я уже не прикидывал, какого она размера, а просто получал удо­вольствие. Оказалась чуть боль­ше того же килограмма.

 

     Можно было еще часок поло­вить, но надо было возвращать­ся. Пара щук и несколько оку­ней не такой уж большой улов, но удовольствие от рыбалки я по­лучил огромное. В рыбах его не измерить. Слова «а все кончает­ся», преследовавшие меня вна­чале, как-то улетучились. Ничего не кончается. Дача – это, конеч­но, хорошо, но и без нее до ледо­става еще не раз можно будет побродить по окским берегам.



Мы в Google+