02.02.2017

 «НЕПРАВИЛЬНАЯ» ПРИМАНКА ДЛЯ КАПРИЗНОГО ОКУНЯ

Хоть и считается окунь рыбой простецкой, тем не менее, задает ино­гда рыбацкому племени немало задач, решить которые под силу не каждому. По первому льду окунь еще безрассудно хватает все подряд, а вот в глухозимье, а порой и по последнему льду начинает капризничать: и блесны ему не нравятся, и к мормышкам и лескам присматривается. Какое разнообразие в выборе приманки при ловле по первому льду – от блесен и па­ровозов до мормышек – и насколько оно скудное сейчас, в середине зимы.

Балда – довольно крупная и несколько страшноватая с виду приманка. Она представляет собой груз-тельце и привязанные к леске два довольно крупных крючка, на которые насажены бусинки или бисер. Движения этой приманки в воде вполне напоминают движение какого-то рачка или крупного водоплава­ющего насекомого – то есть как раз из основного меню крупного окуня. Бал­да – приманка типично перволедная, приманка для жора. В глухозимье такие приманки успех приносят редко, потому что довольно грубы. Однако на недав­ней рыбалке именно балда меня и выручила.


ИЗВЕЧНАЯ ПРОБЛЕМА ГЛУХОЗИМЬЯ

В ловле крупного окуня в глухозимье основная проблема заключается в том, что он перестает положительно реагировать на блесны и при этом в виду своих солидных размеров совсем не смотрит в сторону мел­ких мормышек. Замкнутый круг получает­ся. Проблема блесны в том, что она слиш­ком крупная и резкая, а проблема мормыш­ки в том, что она неприметная. И здесь бы найти что-нибудь среднее.

Я долго размышлял над тем, что же можно предложить крупному окуню в глу­хозимье, и шел к этому разными путями – минимизировал блесны и, наоборот, ста­вил более крупные мормышки – и все без особого эффекта. И тут я вспомнил о балде.

На Чебоксарском водохранилище сно­ва стало довольно много крупного окуня, и основные баталии происходят посереди­не Волги, на мелях, граничащих с солидной глубиной.

В этот раз я как обычно начинаю ло­вить блесной. Лунки сменяются, результат один и тот же – тычечки есть, реализации – ноль. В таких случаях следует сбрасывать блесну на дно. По перволедью и по послед­нему льду этот прием довольно стабиль­но срабатывает, однако не в глухозимье – окунь блесну не подбирает.

По ходу проверяются все уловистые блесны – дело не двигается. С мормышка­ми еще хуже. Начинаются вроде поклевки, окунь попадается, а потом – совсем тиши­на, поклевок ни в одной лунке нет.

 

ЧЕРЕД БАЛДЫ

     Балда у меня довольно крупная. Вес груза – грамма 2–3, и мои кивки гнутся в три погибели, пока я не нахожу походя­щий. Играть балдой следует плавно и раз­машисто, эта приманка любит свободу. Я опускаю ее на дно, стучу по нему, слов­но молотком и плавно рисую в воздухе кивком овальные «кудряшки». Я пример­но знаю, как приманка ведет себя в во­де. Ударяясь о дно, она поднимает облач­ка мути и при этом активно машет «руч­ками» – бисер делает движения крючков плавными и, как мне кажется, очень есте­ственными. При подъеме «ручки» прижи­маются к тельцу, а при небольшом опу­скании уходят вверх.

     Лунка у меня старая. В ней я пробовал половить блесной, затем поупражнялся с мормышкой. На блесну была пара тычков, мормышку же и вовсе проигнорировали.

Первая проводка балды прошла без успеха, однако как только я вернул при­манку на дно и один раз стукнул ею по не­му, произошла поклевка. Кивок мягко при­жали. После подсечки удочку чуть из руки не выбило. Вот он норов крупного окуня в глухозимье: поклевка слаба, а силушки бо­гатырской на вываживании хоть отбавляй.

     Я торжествую: загадка окуня разгадана, ключ найден. Однако радоваться рано. Проводка за про­водкой – а поклевок снова нет. Ме­няю лунку.

Здесь снова быстро попадается один крупный окунь, и снова тишина. Нуж­но подбирать проводку.

 

СПОСОБ ПОДАЧИ

     Становится ясно, что окунь в зоне есть, и балда его даже интересует, однако что-то его все равно настораживает, и нужно пы­таться его расшевелить.

     Первый окунь попался во время посту­кивания по дну, второй, сразу же как толь­ко я после очередного стука оторвал при­манку ото дна. Не знаю, как там раки зи­муют, но мне почему-то кажется, что балда напоминает окуням рачка. А рачки, как из­вестно от дна далеко не отдаляются.

В очередной лунке я старательно стучу по дну и после этого не поднимаю приман­ку выше 5 см от дна. Короткий прижим – окунь. Опускаю снова на дно, стучу – опять поклевка. Через минуту поклевка повторя­ется, и довольно приличный окунь засека­ется.

     Через проводку еще один, и еще. Я на­чинаю экспериментировать: отрываю бал­ду от дна, делаю проводку вполводы – нет реакции. Возвращаю на дно – окуни будто исчезли. Бурю новую лунку и на стуке о дно попадается еще один окунь

     Все окуни положительно реагируют на балду только тогда, когда она стучит по дну, и совсем теряют к ней интерес, если она вдруг поднялась выше дна. Очевидно, подъем «рачка» настораживает подозри­тельных окуней. Возможно, это связано с тем, что настоящие рачки так себя под во­дой не ведут.

     Приманка хорошо проявила себя при ловле именно на стук. Положительным эф­фектом, очевидно, было облачко мути, под­нимаемое приманкой, что дополнительно стимулировало окуня к поиску съедобного объекта. Посему балда хорошо работает на песчаном и илистом дне, и малоэффектив­на на камнях: – стучит-то звонко, а вот му­ти нет, а окуни в глухозимье на пустозвон не ведутся.

 

ОБ ОСНАЩЕНИИ

     Балда, которую я использовал, близ­ка к идеалу. Она симметрична и вполне устойчива. Немного углубившись в эту те­му, я самостоятельно изготовил несколько образцов, которые получились не идеаль­ными в плане симметричности, что пол­ностью лишило их уловистости: приманка постоянно при проводке наклонялась на­бок, чем сбивала игру одной «лапки». Оку­ни этого не одобряли.

Изготовить балду самостоятельно не­сложно. Для этого всего-то и требуется, что груз пулевидной формы да пара крючков с бисером.

     В головной части «пули» следует сде­лать поперечное отверстие, через которое нужно провести леску и завязать в виде петли. Вернее, сначала леска пропускает­ся через колечко одного крючка, затем че­рез пулю, потом через второй крючок и по­сле этого завязывается в петлю (см. фото). Я на каждый крючок сажаю по три разноц­ветных бисера и обязательно фиксирую их на цевье отрезком кембрика.

 

Сергей СЕМЕНОВ

Чебоксары

Фото автора



Мы в Google+