19.09.2010

В сентябре 2007 года я, как обычно, побывал в Северном Приобье – рыбачил на самой Оби и ее таежных притоках. Картина была отличной от той, что мне доводилось наблюдать многие годы подряд. Так, уровень воды в Оби был необычайно высоким, возможно, из-за сброса воды из водохранилищ, расположенных в среднем течении, например Новосибирского. Прибрежные воды великой реки кишели мелкими прошлогодними щучками, именуемыми местным населением шуругайками. Крупная, то есть от двух килограммов и выше, щука в изобилии попадалась в провязы, а вот на спиннинговые приманки реагировала весьма прохладно. Поэтому, натешившись ловлей шуругаек в режиме «автоматных очередей», а также успешной ловлей солидных язей, я и мои местные друзья отправились на таежные притоки Оби в поисках крупных щук.

Обычно крупные хищницы занимали омута и глубокие места под берегами, так что обнаружить места их стоянок и отловить труда не представляло, однако в тот год мы столкнулись с интересным явлением, которое внесло свои коррективы в ставшую за многие годы привычной рыбалку. Воды таежной реки были забиты неисчислимой массой поднимающихся вверх по течению мальков ельца – по-местному, чебака – и окуня. Глядя на воду с высокого берега, мы видели разделенную вдоль на три полосы реку: две темные вдоль обоих берегов и одну светлую посередине. Темные полосы, шириной до двух и более метров, представляли собой живые ленты, состоящие из мальков, а светлая середина шириной примерно десять метров – чистая вода, сквозь которую просвечивало песчано-каменистое дно. Мальки прижимались к берегам с более спокойным течением, оставляя свободным только стрежень реки. А если на середине реки находились крупные валуны, то и они были отмечены темными пятнами ищущих защиты от течения мальков. Омута же представляли собой натуральный «кисель» из воды и мальков. Рыбная мелочь плотно стояла от самого уреза до границы быстрой струи, а это составляло пять-шесть метров!

Попытки провести в таких местах воблер заканчивались всегда одинаково: игра воблера сбивалась практически сразу по причине «поимки» одновременно двух-трех мальков, ну как минимум одного! Острейшие тройники Owner не давали малькам шансов безнаказанно соскользнуть. Разумеется, что при таком раскладе мы не поймали ни одной крупной щуки в привычных местах. Да что там крупных – щук не было вообще! Мы были поражены видом забитой полчищами мальков реки. Даже опытнейший из нас, родившийся здесь и проживший более полувека у этой реки природный ханты Петр признался, что такого не видал! Чтобы набрать воды в котелок, нужно было сначала распугать и разогнать плотную стаю мальков либо пробираться к струе свободной воды. Я опускал пятилитровый котелок в воду, и через несколько секунд он был наполнен мальками в таком количестве, что при желании можно было варить густейшую уху, чего, впрочем, мы никогда не делали.

щука на спиннингНа первый взгляд, казалось бы, для щук ситуация идеальная: пища сама идет к ним, только пасть пошире раскрывай. Однако крупные хищницы вынуждены были покинуть обжитые места. После наблюдений и обсуждений мы пришли к выводу, что мальки «съели» щук в омутах и под берегами за счет своей жизнедеятельности, лишив хищниц кислорода, света, да еще, видимо, и оглушили их органы ориентирования колебаниями от движения огромной живой массы. Поняв это, мы стали облавливать свободную от мальков середину реки и те участки под берегами, где не было этой рыбьей саранчи. И крупные щуки сразу же обозначили себя! Конечно, их было не так много, как в омутах в прежние годы, но все же они присутствовали, и нам того хватило за глаза!

Мы продолжали с интересом наблюдать за поведением мальков в течение двух дней. Они отрядами шли на штурм каменистых перекатов, как воины на приступ крепостей. Такие маленькие, они отчаянно преодолевали быстрые струи, выпрыгивая из воды подобно лососям. Многих стремительный поток сбивал и уносил обратно под порог, но большинство брало препятствие, проходя его поэтапно, прячась на отдых за камнями. Это была битва за жизнь! Дно реки между перекатами в спокойных зонах было усеяно погибшими мальками. Я пробовал подсчитать их количество на площади два квадратных метра, но сбился на второй сотне...

Этим нашествием не преминули воспользоваться таежные жители. Многочисленные медвежьи следы на берегах около перекатов свидетельствовали о пиршестве хозяина тайги в открывшейся «столовой». Для него это была настоящая «манна небесная».
Очень интересно услышать от специалистов о возможных причинах нашествия полчищ мальков на таежную реку.

КОММЕНТАРИЙ РЕДАКЦИИ

Жизненные циклы обских рыб

На вопросы, поднятые в статье, отвечает доктор биологических наук Александр СЕРАФИМОВИЧ (ИПЭЭ РАН).
Жизненные циклы обских рыб во многом определяются сезонными заморными явлениями, свойственными этой реке. Обычно заморы на Оби происходят в зимний период. Причина их, во-первых, в том, что обская вода очень богата органикой (до 42 мг/л), на разложение которой и расходуется кислород. Второй фактор - это закись железа, которая попадает в Обь с водой притоков, текущих с обширных болот и которая также поглощает растворенный в воде кислород. Замор в Оби обычно начинается в декабре примерно на уровне рек Кеть и Чулым и распространяется вниз по течению со скоростью около 15 км в сутки. К весне заморные явления доходят до середины Обской губы. Многие обские рыбы, в том числе и окунь с ельцом, приспособились к зимним заморам, уходя на зимовку в незаморные притоки или концентрируясь возле так называемых живунов - донных выходов ключей. Это касается и взрослых рыб, и молоди.

Миграция молоди в притоки для зимовки начинается в зависимости от расстояния до притока уже в начале лета. Эта миграция имеет место каждый год, но обычно она не носит такого масштабного характера, как описано в статье. Дело, видимо, в том, что 2007 год был во многих отношениях аномальным. Заморные явления в нижнем течении реки в конце зимы и весной достигли исключительной силы и в мае-июне вызвали массовую гибель рыбы в Обской губе. Последний раз замор такого масштаба наблюдался на Оби только в 1974 году. По-видимому, аномально сильным замором и объясняются столь массовые перемещения молоди. Стремясь уйти из заморных зон Оби, рыба двинулась вверх по течению и разошлась по притокам. Причем в миграцию оказались вовлечены и те части популяций, которые в обычные годы остаются на зиму в Оби и зимуют в районе живунов.