27.07.2008

Сколько шансов выжить у рыбы, побывавшей на крючке

Среди рыболовов существуют самые разные точки зрения на пресловутый принцип «поймал - отпустил», от полного и безоговорочного его принятия в качестве руководства к действию, до такого же полного и категоричного неприятия. Тем не менее, нужно отдавать себе отчет в том, что для целого ряда рыб «поймал - отпустил» - единственный шанс сохраниться, как биологическому виду. Аркадий ЗЫКОВ - биолог и рыболов с солидным стажем. Перейдя в последние годы от принципиального «поймал - съешь» к ловле с отпусканием, он попытался оценить, насколько велика вероятность того, что отпущенная рыба останется живой, и от чего эта вероятность зависит.

Есть тонкая ирония в том, что на сегодня люди, которых сильнее всего волнует самочувствие рыб, - это не кто иной, а именно рыболовы. С прямым и нескрываемым эгоизмом мы полагаем, что чем лучше будет рыбье здоровье, тем больше у нас, рыбаков, будет возможностей тешить нашу страсть к их ужению. Сегодня даже у нас в России становится все больше рыбаков, которые отпускают или всю, или часть пойманной рыбы и понимают, почему это необходимо. И это радует. Но я знаю и очень многих других, которые уверены, что отпускание рыбы равносильно ее бессмысленному убийству. Они считают, что травмы и стресс, полученные при поимке, не оставляют рыбе шансов уцелеть. Насколько это так? Какая часть из пойманных и отпущенных рыб остается жить? Исчерпывающих ответов на эти вопросы мне найти не удалось, но некоторые факты интересные с точки зрения практической ловли, думаю, имеет смысл довести до сведения читателей РР.

Прежде всего, наибольший вред рыбе наносит неаккуратное извлечение крючка. Есть хорошо обоснованные для ряда видов рыб данные о том, что одинарные крючки наносят меньший вред, чем двойники и тройники. И дело не в количестве ранок, а в том, что одинарник обычно легче вытащить, не разрывая тканей рыбы. В одном из американских журналов по рыбоводству были опубликованы результаты трехлетнего исследования смертности форели после поимки и отпускания. Большое число форелей было в целях эксперимента поймано на блесны с одинарным крючком, блесны с тройником на нахлыстовых мух и на крючок, наживленный червем. После вываживания крючки аккуратно вытаскивали, и рыба выпускалась. Поскольку все это происходило в условиях прудового хозяйства, судьбу отпущенных рыб можно было проследить. Оказалось, что смертность от блесны с одинарником составила 4,6%, от тройника - 6%, от мух - 4,1% и от одинарника с червем - 5,7% (в последнем случае подсекали сразу, не давая рыбе глубоко заглотить приманку). Другой эксперимент был поставлен специально для оценки крючка с наживкой. 106 форелей было поймано на червя, причем рыбе специально давали возможность глубоко заглотить наживку. У половины пойманных форелей крючки извлекали обычным способом, а у другой половины просто обрезали поводок, оставив крючок на месте, там, куда он воткнулся при подсечке. Из тех, у кого крючки вытаскивали, погибло 90% рыб. 57% рыб погибло среди тех, кто был отпущен вместе с крючками. Среди погибших форелей 43,5% засеклись за жабры. 24% - за пищевод, 9,7% - за язык. 8,1% - за небо, 8,1% - за челюсти и 6,7% - за глаз. Кроме форелей смертность оценивали и для кристивомера - гольца, обитающего в Великих озерах. Оказалось, что у рыб, пойманных за внутренние части ротовой полости (небо, язык, жабры) и глотку, смертность достигала 71,4%, а у пойманных за губы и челюсти - лишь 6,9%. Глубина поимки, разность температур на глубине и на поверхности существенного влияния на выживаемость не оказывали.

На втором месте после ран нанесенных крючком, стоит общий стресс и усталость, которые возникают у рыбы в результате длительной борьбы во время вываживания. Ослабленная рыба, будучи отпущенной, долгое время остается легкой добычей как для хищников, так и для паразитов. Даже такая «крепкая» рыба, как щука, после длительного вываживания, бывает, еще долго стоит под берегом совершенно неподвижно, ни на что не реагируя. Я читал, что, например, тарпону, одной из самых «спортивных» морских рыб, требуется в такой ситуации до 8 часов, чтобы прийти в себя и быть способным спастись бегством от акул. Известно, что истощение рыбы при вываживании зависит от температуры воды. Чем теплее вода, тем быстрее и сильнее устает рыба и тем больше времени ей потом требуется для восстановления. Согласно проведенным исследованиям, в пределах нормальных температур время вываживания форели, при котором рыба с большой вероятностью останется живой и здоровой, не должно быть больше 5-ти минут. Наконец, усталость и напряжение, которое испытывает рыба, могут непосредственно вызвать ее смерть в результате нехватки кислорода и накопления в мышцах молочной кислоты.

Кроме ран от крючка, усталости и стресса, существуют и такие причины смертности отпущенных рыб, как нарушение слизевого покрова кожи. Рыба становится более подвержена проникновению различных инфекций, для которых в норме слизь служит барьером. В целом все эти данные лично на меня производят скорее благоприятное впечатление от применения принципа «поймал - отпустил», чем наоборот. Главное что рыболову следует иметь в виду, если он сознательно готов в той или иной степени применять на практике этот принцип, это два фактора, о которых говорилось в начале статьи. Во-первых, преимущества одинарных крючков перед всеми другими и, во-вторых, особая опасность использования естественных насадок. Напомню: 90% форелей и 71,4% гольцов-кристивомеров, у которых крючок травмировал ткани внутри рта и в глотке, погибли. Это очень высокий показатель. Как показывают проведенные опыты, самое опасное для рыбы - это повреждения жабр и пищевода. Из этого следует, что отпуская рыбу с подобными травмами, вы почти наверняка отпускаете ее на смерть. Мой собственный опыт рыбалки говорит о том, что это справедливо не только по отношению к форели и гольцам, но и вообще ко всем рыбам.

Отпуская рыбу и делая это с соблюдением определенных правил, о чем, конечно, рыбацким СМИ нужно как можно чаще информировать рыболовов, вы имеете все основания думать что не совершили бессмысленное убийство, и что ваш трофей останется жив.